Санта Круз (Аудиокнига) Фриш Макс

21 июня 2017 | Книги автора: Фриш Макс

 Санта Круз

Радиоспектакль: Санта Круз (Аудиокнига)
Автор: Макс Фриш
Издательство: Гостелерадиофонд
Год: 2006
Озвучил: Николай Караченцов и др.
Аудио кодек: MP3
Битрейт аудио: 128 kbps
Bремя звучания: 01:40
Размер: 91.83 Mb

Что может быть более привычным, знакомым и раздражающим, чем ошибка? Очень часто нам кажется, что от нашего решения зависит будущее или же мы кусаем локти, вспоминая упущенные шансы. В любом случае резко судим себя.
Драматург Макс Фриш пытаются разобраться, что такое судьба и насколько человек свободен в своей воле. Герои получают шанс переиграть давнее решение...

 

В ролях:
Пилигрим - Николай Караченцов
Эльвира - Алина Покровская
Барон - Анатолий Ромашин
Писарь - Владимир Кашпур
Келиан - Валерий Баринов
Доктор - Дмитрий Назаров
Жозефина - Наталья Потапова
Виола - Карина Мишулина

Скачать аудиокнигу Санта Круз - Макс Фриш

 

Текст аудио книги:

АКТ ПЕРВЫЙ

В замке.

Барон стоя набивает трубку. На столе, за которым

сидит писарь, горят свечи. В выжидательной позе

стоит конюх.

Барон. Вот и все, Курт, что я хотел тебе сказать. Дело совершенно ясное, не будем о нем больше говорить. Вон там твое жалованье.

Конюх. Ваша милость хотят-таки уволить меня?

Барон. Порядок прежде всего. (Зажигает трубку). Порядок прежде всего. Восемь лет ты присматривал за моими лошадьми...

Конюх. Восемь с половиной.

Барон. И, как теперь выяснилось, каждый день, наполняя этот кисет, ты крал у меня горсть табаку - каждый день в течение восьми с половиной лет.

Конюх. Я очень сожалею об этом, ваша милость.

Барон. Я тоже, Курт.

Конюх. Я знаю, что не должен был этого делать. Хотя то была не горсть, как говорит ваша милость, а щепотка, всего одна щепотка - это ведь разница, ваша милость. Восемь с половиной лет - это конечно, не пустяки, но...

Барон. Ты мне нравился. Ты был веселым парнем. Восемь лет ты распевал песни - в моем доме это удается не всякому. Постепенно здесь отвыкают петь. Все думают, раз я сам не пою, то и вообще терпеть этого не могу... Лошади у тебя всегда были в порядке, лучшего слуги я и желать не мог.

Конюх. Ваша милость часто так говорили.

Барон. Мне жаль увольнять тебя.

Конюх. А если я верну табак? Можно бы подсчитать, сколько это составит - восемь с половиной лет, каждый день по щепотке, я бы вернул тем же самым сортом!

Барон. Не в табаке дело, молодой человек.

Конюх. Зачем же меня увольнять, ваша милость, если дело не в табаке?

Барон. Порядок прежде всего. (Тем же тоном, что вначале). Вон там твои деньги. Ночь можешь провести еще в доме, но завтра, повторяю, я не хотел бы тебя здесь встретить.

Конюх берет деньги и уходит.

Жаль, конечно. Но прости я его, так он подумает, делаю это лишь потому, что не хочу искать нового конюха, и разве он будет не прав? Для меня и в самом деле так было бы удобнее, но ему это не пошло бы на пользу - он стал бы дерзок. Ему нужен господин, которого он будет уважать, сам себе он не может быть господином. (Писарю) На чем мы остановились?

Писарь. "В-третьих, что касается двух быков, которых я купил, чтобы вы могли пахать на них весной и которых теперь, зимой, никто не хочет кормить..."

Барон. Советую вам собрать всю свою волю и разум, чтобы употребить их с пользой для дела. Я со своей стороны сделаю то же, чтобы не ухудшать наших отношений. Послезавтра будет праздник, мы поговорим обо всем этом, когда вы придете в замок.

Писарь записывает.

Вот и все как будто. Или добавь еще: что до тревог и волнений по поводу ящура...

Писарь. "По поводу ящура..."

Барон. ...то если вы будете продолжать поить скотину шнапсом и ждать от этого Бог весть какого чуда, знайте, что шнапс ваш потерян даром! Чистите животных щеткой, как я распорядился, а шнапс лучше лакайте сами, только сначала чистите их щеткой. (Собирается уходить.) На сегодня все.

Писарь. А дневник?

Барон. Нет уж, уволь!

Писарь. За целую неделю ни одной записи, ваша милость.

Барон (садясь). Что может произойти у нас за неделю? Дни стали короче, забот навалило, как снега, ни выехать, ни поохотиться на зайцев. В воскресенье был очередной день рождения моей милой супруги. Ели утку, это было чудесно... Еще - уволил конюха... Еще - порядок прежде всего.

Писарь. "Порядок прежде всего".

Барон. Э, да ты записываешь?!

Писарь. "Что случилось с бароном за неделю".

Барон. Замолчи!

Писарь. Я думал, вы всерьез говорите.

Барон. Впрочем, оставь. Но никому не читай этого, даже мне... И поторопись, тебя ждет свободный вечер... Время уже позднее.

Писарь собирает бумаги, кланяется и уходит.

Мне видится Страшный суд: подле Господа, произнесшего мое имя, стоит этот шалопай-писарь, звучат трубы, он читает: "Порядок прежде всего, порядок прежде всего..." Его слушают все ангелы, и я с челом, с которого еще не сошла смертельная бледность...

Входит слуга.

В чем дело?

Слуга. Я помешал вашей милости?

Барон. А, дрова принес, правильно сделал.

Слуга. Я подумал, раз на улице идет снег...

Барон. Да, он идет уже семь дней.

Слуга. И семь ночей. (Стоит с дровами на руках.) Семь дней и ночей все идет снег. А от снега растет тишина, все выше и выше. Снег падает на лес, на дороги, на каждый камень, и каждую ветку, и каждый столб. Одна только тишина да снег, вот уже семь дней и ночей. Куда ни посмотришь - везде снег. Даже на сосульках. Он и ручей запорошил, и все смолкло...(Задумчиво смотрит перед собой) Ваша милость...

Барон. Да?

Слуга. Нашего колодца во дворе уже не видно...