Мерседес из Кастилии, или Путешествие в Катай (Аудиокнига) - Купер Д Ф

30 ноября 2017 | Книги автора: Купер Джеймс Фенимор

Мерседес из Кастилии, или Путешествие в Катай (Аудиокнига) - Купер Д Ф

Аудиокнига: Мерседес из Кастилии, или Путешествие в Катай
Автор: Джеймс Фенимор Купер
Жанр: морские приключения
Издательство: скачать и слушать
Озвучил: Иванова М.
Время прослушивания: 22:02:49
Аудио формат: mp3
Качество: 96 kbps, 44 kHz, Mono
Размер: 896.42 МБ
Для сайта: audioknig.su

"Мерседес из Кастилии" - роман о Христофоре Колумбе. Купер достаточно красочно обрисовывает этого неумолимого в своей целеустремленности моряка, показывая, какие трудности пришлось ему преодолеть, чтобы осуществить знаменитое путешествие.

Принеся в среду испанской аристократии свою решительную мысль и твердую волю, Колумб чуть было не потерпел поражения из-за направленных против него интриг. "Быть бедным -- грех,-- с горечью говорит он,-- быть генуэзцем -- преступление, утверждать истину -- значит, богохульствовать". Набрасывая беглый портрет Колумба, Купер, однако, центром внимания делает факты, историю, а не живых людей того времени. И подчеркивает: "Перечитав большинство испанских писателей, я не нашел ни одного слова, которое противоречило бы содержанию моего романа"...
Но если "строгая приверженность к истине (как пишет Купер в "Пионерах"), обязательная в историях и путешествиях, разрушает чары выдумки", то история от этого только выигрывает. "Мерседес из Кастилии", несмотря на излишнее увлечение Купера героями из среды аристократии (дон Луи, Мерседес, Изабелла Кастильская), дает, в общем, правильное изображение серьезнейшего в истории человечества события. В этом интерес и значение романа.

 

Скачать аудиокнигу Мерседес из Кастилии, или Путешествие в Катай - Купер Д Ф

 

Краткий текст аудио книги:

Глава II

Пусть соловей, в тиши ночной звеня,

Поет один,ему внимает лес;

Тебе же петь в сиянье ярком дня

И славить всю гармонию небес;

Но мудрецу в его паренье близко

И небо и очаг в лачуге низкой.

Вордсворт

 

Если вспомнить, к какому мудреному способу пришлось прибегнуть Хуану Арагонскому, чтобы уберечь своего сына от вездесущих и безжалостных слуг кастильского короля, то станет понятно, с каким нетерпением и страхом ожидали завершения этого рискованного предприятия в самом Вальядолиде. Однако пора представить читателю тех, кто с особым вниманием следил за приближением Фердинанда Арагонского и его спутников.

Хотя в те дни Вальядолид еще не достиг столь полного расцвета, как при Карле V, превратившем его в свою столицу, это был город древний и по тем временам великолепный, с богатыми домами и роскошными дворцами. Перенесемся же мысленно в один из таких дворцов, едва ли не самый лучший. Здесь, в резиденции знатнейшего кастильского дворянина Хуана де Виверо, две особы, еще более взволнованные, чем путники, которых мы только что оставили, с нетерпением ожидали гонца из Дуэньяса.

Покои, куда мы вас приглашаем заглянуть, обставлены с суровой пышностью того века и вместе с тем носят отпечаток изящества и уюта, который женщины обычно придают любому отведенному для них помещению. В 1469 году Испания уже приближалась к завершению великой борьбы, продолжавшейся семь столетий, — борьбы христиан и мусульман за господство над Пиренейским полуостровом. Арабы долгое время владели югом Леона, и во дворцах Вальядолида оставалось немало следов их варварской роскоши. Высокий резной потолок описываемого нами покоя, правда, не мог соперничать с потолками мавританских дворцов, но и он явно говорил о том, что мавры здесь побывали; впрочем, и само название города, Вальядолид — искаженное «Велед — Алид», слово чисто арабского происхождения.

Сейчас в этом покое главной резиденции Хуана де Виверо в древнем городе Вальядолиде две женщины вели серьезный и, видимо, глубоко волновавший их разговор. Обе были юны, и каждая по-своему красива той красотой, которая покоряет везде и во все времена. Одна была поразительно хороша. Ей шел всего девятнадцатый год — возраст, когда женщина под щедрым солнцем Испании достигает полного расцвета, — и совершенством форм она не разочаровала бы даже самого придирчивого испанского поэта, привыкшего к прославленной красоте своих соотечественниц. Рука, ножка, грудь, каждая линия были исполнены женственной прелести, в то время как рост, для мужчины, может быть, и не высокий, был вполне достаточным, чтобы придать всему ее облику спокойную, царственную величавость. Со стороны трудно было решить сразу, что производило в ней большее впечатление: физическое совершенство или одухотворенность, светившаяся в каждой черточке ее красивого лица. Она родилась под солнцем Испании, однако длинный ряд ее предков королевской крови восходил к готским властителям. Это, а также многочисленные браки Дедов и прадедов с принцессами иных стран привело к тому, что в ней смешались северный блеск с южным очарованием, что, видимо, и соответствует идеалу женской красоты.

Наряд принцессы был прост, ибо мода того времени, к счастью, позволяла не скрадывать природные достоинства, и лишь ткани платья отличались богатством, подобающим ее высокому положению. На белоснежной груди принцессы сверкал бриллиантовый крестик на короткой жемчужной нитке, а на пальцах, скорее отягощая их, чем украшая, ибо такие руки не нуждались ни в каких украшениях, блестело несколько колец с драгоценными камнями. Такой была Изабелла Кастильская в дни своего девичьего гордого одиночества, когда она ожидала исхода событий, которые должны были решить не только ее судьбу, но и все будущее человечества вплоть до наших времен.

Ее собеседницей была Беатриса де Бобадилья, подруга детства и отрочества Изабеллы, оставшаяся ближайшей наперсницей королевы до самой ее смерти. Эта девушка была немного старше принцессы. Она представляла собой более ярко выраженный испанский тип, так как, хотя она тоже принадлежала к древнему и знатному роду, у ее семьи не было необходимости в столь частых браках с иностранными домами, как у ее царственной госпожи. У Беатрисы были темные волосы цвета воронова крыла и черные искрящиеся глаза, говорившие о душевной доброте и непреклонной решимости, отмеченной и оцененной историками того времени. Ее юная фигура, так же как у Изабеллы, казалась воплощением женственной грации, созревшей под щедрым солнцем Испании, только осанка была не столь величава да черты лица при всей их правильности менее совершенны. Короче говоря, природа наделила принцессу и ее знатную подругу изяществом, душевным величием и красотой именно с теми различиями, какие, по мнению людей, соответствовали их положению в обществе. Впрочем, если рассматривать их только как женщин, трудно сказать, кто из них в конечном счете был привлекательнее.

В тот момент, когда мы застаем наших героинь, Изабелла, освеженная утренним умыванием, сидела в кресле, слегка опершись на одну его ручку. Вся ее поза выражала глубокое внимание и доверие к собеседнице, которая устроилась на низенькой скамеечке у ее ног. Беатриса де Бобадилья почтительно наклонилась вперед, словно хотела, чтобы прекрасные локоны принцессы смешались с ее черными кудрями. В комнате больше никого не было, и читатель легко поймет по всякому отсутствию церемонности и столь свойственной испанцам сдержанности, что разговор между двумя женщинами был сугубо секретным и тон его определялся искренними чувствами, а не правилами придворного этикета.

— Ах, Беатриса, я молила бога, чтобы он подсказал мне правильное решение в этот трудный час! — проговорила Изабелла, продолжая давно уже начавшуюся беседу. — И мне кажется, что сделанный мною выбор пойдет на благо в равной степени и мне, и моим будущим подданным.

— Кто же посмеет его оспаривать! — отозвалась Беатриса де Бобадилья. — Кастильцы так любят вас, что никто не стал бы противиться вашей воле, даже если бы вы пожелали выйти замуж за турецкого султана.