Популярные аудиокниги

  • ЕШКО - Японский для начинающих Уроки 1-40 (PDF+MP3)
  • Генерал Его Величества (аудиокнига) Величко Андрей
  • 3017. Сектор заражения (Аудиокнига) Богомазов Сергей
  • Путь на Амальтею. Повести и рассказы (аудиокнига) Струг ...
  • Мэтр на свободе (Аудиокнига) - Лисина Александра
  • Бездна (Аудиокнига) - Нагорный Алекс
  • Гадюка в сиропе (аудиокнига) Донцова Дарья
  • Шаманские практики (аудиокнига) Диксон Олард
  • Территория везучих (Аудиокнига) - Каменистый Артем
  • Соленый лед (Аудиокнига) Конецкий Виктор
  • Тоннель в небе (аудиокнига) Хайнлайн Роберт
  • Лекции по средневековой истории - Хлевов А.А. (аудиокни ...
  • Возвращение в Панджруд (Аудиокнига) - Волос Андрей
  • Она (Аудиокнига) - Хаггард Генри Райдер
  • Тени Великого леса (Аудиокнига) - Смородинский Георгий
  • Последняя жизнь нечисти (Аудиокнига) - Малиновская Елен ...
  • Айеша (Аудиокнига) - Хаггард Генри Райдер
  • Факультет интриг и пакостей-2. Охота на мавку (АудиоКни ...
  • Зверь (Аудиокнига) - Щепетнов Евгений
  • Моль (Аудиокнига) - Гелприн Майк
  • Распопов Дмитрий - Ремесленники Душ (АудиоКнига)
  • Мэтр на охоте (Аудиокнига) - Лисина Александра
  • Отбор (Аудиокнига) - Жильцова Наталья
  • Морские сны (Аудиокнига) Конецкий Виктор
  • Как пережить расставание с любимым человеком (аудиокниг ...
  • Бенедиктов Кирилл и Бурносов Юрий - Балканы.Дракула (Ау ...
  • Анекдотическое время (аудиокнига) Дорошевич Влас
  • Агнец. Евангелие от Шмяка (аудиокнига) Мур Кристофер
  • Оса (аудиокнига) Рассел Эрик Фрэнк
  • Гений. Книга 3. Бунт (Аудиокнига) Драйзер Теодор
  • Мобильная версия

    Мобильная версия аудиокниг

    Оборотный город (Аудиокнига) - Белянин Андрей » Литература, Сатира, Фэнтези

    Опубликовал: Seeming | 23 апреля 2017 | Скачено: 6198 | Книги автора: Белянин Андрей

    Оборотный город (Аудиокнига) - Белянин Андрей

    Автор: Андрей Белянин
    Название: Оборотный город
    Серия или цикл: Оборотный город
    Издательство: МедиаКнига
    Озвучивает: Владимир Шевяков
    Год издания аудио книги: 2010
    Жанр: Фентези
    Аудио: MP3, 128 Кбит/с
    Размер: 687 Мб
    Продолжительность: 12:22:00
    Язык: Русский

    Нечистая сила на Руси никогда не переводится! Особенно у нас, в Оборотном городе, населенном ведьмами, бесами, упырями, колдунами и вурдалаками во главе с таинственной Хозяйкой. Вот и приходится нам, казакам, почти каждый день нагайкой да шашкой защищать от них честных людей. Или их от честных людей? Да когда как... А чтоб не обманываться и видеть нечисть под любой личиной, вам для начала должны плюнуть в глаз! Мне плюнули. Но зато и я им потом такое устроил...

     

    Книги серии «Оборотный город»:
    1. Оборотный город
    2. Колдун на завтрак
    3. Хватай Иловайского!

     

    Скачать аудиокнигу: Оборотный город - Белянин Андрей

     

    Текст аудио книги:

    Часть первая
    Оборотный город
    – Иловайский!
    Не встану… не хочу… ещё с полчасика…
    – Иловайски-ий!!
    Господи, чего ж так орать-то ни свет ни заря… Вчера я лёг поздно, зачитался новым французским романом о жизни игривой, но прекрасной крошки Розалинды из монастыря Сен-Мишель Жервэ де Блю-Блю. Должно же у дяди быть хоть какое-то сострадание?
    – Иловай-ски-ий…кх…ох… От леший, опять горло сорвал… Прошка! А ну всыпь энтому негоднику пять плетей от моего имени и волочи сюда за химок, как кутёнка!
    Ну вот, пошли непрозрачные намёки, склонение посторонних лиц к физическому рукоприкладству, угрозы поркой… На последнем моего дядюшку просто клинит, к врачу его сводить, что ли, или самому втихую подлечить касторкой? А-а, вставать всё равно придётся…
    – Ваше благородие, – дружелюбно прогудел у меня над ухом тяжёлый бас моего денщика, – поднимайтеся ужо, а то их превосходительство гневается.
    – Эх, Прохор, знал бы ты, где я в такое время вижу моего драгоценного дядюшку…
    – Знаю, ваше благородие. У мерина под хвостом да всего целиком, с сапогами и шпорами да с кусачим норовом! – ухмыльнулся старый казак, подавая мне полотенце.
    Я скатился с широкой лавки в сенях, шагнул к рукомойнику, в осколке зеркала отразилась помятая физиономия молодого человека с заспанным лицом, всклокоченным чубом и тонкими усами. Боже мой, и это я?!
    Под глазами круги, морда красная, как с перепою, но я ведь и не пил вчера, только читал! Или читал вприхлёбку? Нет, вряд ли… Конечно, в отличие от большинства станичников я могу время от времени позволить себе стакан сухого красного, а здесь в селе только самогонка, мне один раз нюхнуть – и в хлам! Не кантовать, не шевелить, не будить и не взывать к совести – если встану на ноги, могу быть агрессивным и ничего наутро не помнящим…
    Да, кстати, позвольте представиться, хорунжий Илья Иловайский, двоюродный племянник самого генерала Иловайского 12-го, прошедшего уйму войн, украшенного шрамами, увешанного всеми мыслимыми наградами, добрейшей души человека, неизвестно за что получившего в наказание – меня!
    А я, как вы наверняка уже поняли, воплощённый позор семьи…
    – Вот ить всем ты хорош, Иловайский, – частенько говаривал мне дядюшка, вечно величая меня по фамилии. – И красив, и силён, и храбростью не обижен, да токма одна беда – воевать не любишь! Нет в тебе честолюбию воинского, всё с книжками носишься, всё витаешь гдей-то в эмпиреях. Ох, лышенько, маета ж ты моя нервотрёпистая…
    Всё так, всё честно, обижаться не на что, ибо меня, потомственного казака, младшую ветвь знаменитого родового древа, офицерская карьера не прельщала абсолютно. Батюшка погиб, отражая крымские набеги, маменька в одиночку поднимала четырёх дочерей и такого неслуха, как я. Ей помогали, но…
    Я рос болезненным ребёнком, отчего рано приобрёл страсть к фантазиям и созерцательности. В станицах этого не любят, и хотя мне пришлось научиться стоять за себя, но соседские мальчишки колотили меня почти ежедневно. Что и сподобило маменьку в конце концов отправить меня, умника на восемнадцатом году жизни, на Дон, под суровую опеку дядюшки Василия Дмитриевича. И вот уже третий год мы с ним попеременно изводили друг дружку…
    Но сегодняшний день был особенным, хотя бы потому, что раз и навсегда бесповоротно изменил мою судьбу, превратив из простого младшего казачьего офицера в самого настоящего характерника. Но об этом чуть позже, по порядку, а то запросто собьюсь…
    – Звали, дядюшка? – Я вошёл в горницу.
    – Звал?! – Мой героический родственник полулежал на турецкой оттоманке, с видимым удовольствием потягивая крепчайший кофе из глиняной кружки. Напиток на любителя, да и порция лошадиная, но старому донцу нравилось. – «Звал» не то слово… Орал, аки труба иерихонская! А ты небось опять лёг за полночь? Ох, Илюшка, не будь ты мне роднёй, хоть и дальнею, я б тя своей рукой, по-отечески так, мозги через одно место… Тьфу, прости господи мя, грешного! Так вот бы и вправил…
    – Угу, у нас всё в полку вашей рукой через это место так и вправляется, – тихо буркнул я, но дядя услышал и едва не поперхнулся кофе:
    – А ну цыть! Да я тя, сукин ты сын…
    – Мне маменьке так и написать?
    – Чего? – сразу сдулся он, отродясь не писавший писем.
    – Ну что я – сукин сын, что она моя мама и что вы нам родня!
    Дядя пару минут подумал, молча отхлебнул из кружки, потом сообразил, что к чему, и разорался опять:
    – Иловайский, не доводи до греха! Я ить те не токма дядька, но и полковой командир. По-свойски не обижу, а по уставу мигом в солдаты лоб забрею. А ну марш седлать коня и пулей к генералу Чернышову – получишь от него карту да какой-то пакет запечатанный – и сразу назад! Коли узнаю, что в кабаке задержался, так… Хотя-а чего уж… Лучше б ты по кабакам бегал, а книжонки твои французские до добра не доведут! Как в глаза станичникам смотреть будешь, ежели с похода скорого без единого креста на груди заявишься? Срамота! Чего девкам-то показывать станешь?
    – Ну-у, видимо, то, что их интересует…
    Дядя ещё раз поперхнулся кофе и, отдышавшись, рявкнул:
    – Исполняй приказ, хорунжий!
    – Слушаюсь, ваше превосходительство! – Я ловко щёлкнул короткими шпорами, развернулся, дошёл до двери, слегка замялся на пороге…
    – Чего подсказать? – не удержался генерал.
    – Корень квадратный из шестнадцати? – невинно кивнул я.
    Дядюшка пошёл пятнами, а кофе не в то горло…
    – Во-о-он!
    Полностью удовлетворённый своей маленькой победой, я выскочил во двор, на ходу бросив денщику, чтоб готовил коней. Наш полк в то время квартировал в селе Калач, дяде, разумеется, досталась лучшая хата, ну и я при нём, пусть в сенях, но грех жаловаться. Казаки неспешно, без суеты занимались бытовыми делами: купали лошадей на пологом берегу, кашевары разводили огни, молодёжь пела залихватские песни о загранице и геройских деяниях под Лейпцигом и Парижем…
    Я улыбнулся солнышку, поправил папаху позабекренистее, а верный Прохор уже подводил двух оседланных скакунов. И как он только всё успевает?
    – Поедем, что ль, ваше благородие…
    – А куда спешить-то?
    – Дык его сиятельство гневаться будут, – хмыкнул он. – При всех орать, вашу мать поминать да ногами сучить, как на сковороде шкварчить!
    – Поэт ты у меня, Прохор, – со вздохом признал я. – Настоящий поэт, самородок из народа, уважаю! Но только на этой кобыле я не поеду…
    – Да отчего ж так?
    – Она меня позавчера укусила! Причём сзади по-подлому подкралась, тяпнула – и дёру… А мне до сих пор сидеть больно. Показать?
    – Нет, – решительно отказался денщик.
    – Тогда веди её обратно, а мне дядюшкиного араба оседлай.
    – Смилуйтесь, ваше благородие, да можно ли?! Ить гнеральский конь – глаза как огонь, землицы не пашет, не ходит, а пляшет, на нём всякий конник и чёрта догонит!
    – Вот именно. – Я наставительно поднял вверх указательный палец. – Дядюшка отдыхает, ему араб ни к чему, а меня генерал Чернышов уже ждёт с распростёртыми объятиями. Давай, давай…
    – И всё ж таки…
    – Прохор! Будь по-твоему, попробуем рассуждать логически. Мой дядя Василий Дмитриевич человек пожилой, усталый, ему больше отдыхать надо. А конь у него молодой, резвый, ему надо больше двигаться. Если я поеду на этой сволочной кобыле и она опять меня тяпнет и я предстану перед дядиным другом мрачный, злой, почёсывающийся, с прокушенными штанами, – то что он подумает о неуставных взаимоотношениях в нашем полку? А коли он напишет куда следует, да и нашлёт на нас ревизию?! Ну мало ли, вдруг ещё кого покусали, а человек и признаться стесняется… Или что у нас лошади до того голодные, что и казачьими шароварами не брезгуют? Так и до самого государя дойдёт! Дядю в отставку, офицеров под арест, весь полк в расформирование…
    – Спаси-сохрани, Царица Небесная! – истово перекрестился Прохор.
    – Вот видишь, а всё из-за чего? Из-за того, что ты со мной споришь по всякому пустячному вопросу. Всё, иди седлай араба.
    – А его сиятельство не обидится?
    – Так мы ж не его сиятельство седлаем! – прорычал я, и старого денщика будто ветром сдуло.
    Буквально через пару минут он вернулся, ведя в поводу стройного пылкого жеребца арабских кровей, подарок от благодарных французов. Ну ведь может, когда надо! Главное – правильно очертить подчинённому задачу да погуще расписать ту бездну ужаса и праха, в которую он лично ввергнет мир в результате банального неподчинения…
    Араб был великолепен! Белый, в яблоках, ножки как виноградная лоза, точёные копытца, казалось, можно уместить на ладони, а глаза, густо-фиолетовые, словно кубанские вишни, в обрамлении длиннющих девичьих ресниц, смотрели умно и проницательно. Прокатиться на нём было тайной мечтой всего полка, но дядюшка скупердяйничал в этом плане и, хотя сам предпочитал рослых донских скакунов, араба держал при себе для особо торжественных, парадных выездов. Глупо, согласитесь?
    – Хорош, хорош… – едва дыша от восторга, похвалил я.
    Конь доверчиво ткнулся плюшевым храпом мне в плечо, чем заглушил последние остатки совести, я сам резко осознал, что, забирая его без спроса, практически совершаю благое дело для всех! Он фыркнул мне в лицо, и я, не касаясь стремени, птицей взлетел в седло…
    – Прохор! За мной!
    Благородный скакун, не дожидаясь плети, а повинуясь лишь импульсивному движению моих коленей, с места взял в галоп. Мой бородатый денщик только присвистнул вслед, пытаясь взять тот же аллюр на своём рыжем жеребце, нахлёстывая его по натруженному крупу, но где там…
    – С дороги-и, зашибу-у! – счастливо вопил я, привставая на стременах во весь рост.
    Казаки обычно ездят «пистолетиком», высоко задрав поводьями голову лошади, как естественную защиту от пуль и пики, не сидя, а почти стоя в седле. Так удобнее рубиться, да и чувствуешь себя не в пример устойчивее тех же французских гусар, дерущихся, словно на живой табуретке. А ведь лошадь – существо разумное, мыслящее, с ним нельзя не считаться в бою. Поэтому донцы и выращивают себе боевого коня столь же терпеливо, как собственного ребёнка…
    Вслед мне нёсся восхищенный свист (араб невероятно красивая скотина!), незатейливые проклятия (пару котлов с кашей мы успешно перевернули прямо на поваров), завистливые вздохи (а кому же не хочется так поразвлечься на генеральской собственности?) и тёплые пожелания самого разнообразного свойства – от братского «пошёл ты к едрёне-фене, хлопчик!» до сердечного «чтоб те шею свернуть, атаманский племянничек!».
    Но всё это были мелочи, кто на них обращает внимание? Мне было главное успеть пришпорить жеребца, когда за моей спиной раздался громоподобный рык непонятно чем недовольного дяди:
    – Иловайски-ий, каналья! Конокра-ад!!!
    – Кому это он? – на всём скаку спросил я у араба, и он так же непонимающе повёл острыми ушами. В самом деле, не возвращаться же, чтобы уточнить?!
    Я вылетел за околицу, верный Прохор отстал окончательно, возможно, именно это и послужило первопричиной всех моих несчастий. И более того, целой цепи таинственных и мистических историй, о которых я принуждён вам рассказать. Почему принуждён? Да потому что молчать уже просто невмоготу!
    Итак, как только я ушёл за село узкой тропкой, петляющей меж деревьев, то почти сразу же, на втором или третьем повороте, мой (или всё-таки дядин?) благородный скакун встал на дыбы, едва не сбросив меня и не сбив грудью скрюченную нищую старушенцию самой неприглядной наружности. Драная одёжка, всклокоченные волосы, загнутый клювом нос, редкие зубы и совершенно безумные глаза! Если вы хоть как-то представляете себе ведьму, так вот это точно была она самая…

    * * *

    – Простите великодушно, – вежливо прокричал я, пытаясь успокоить жеребца. Однако белый араб бил крупом, нервничал и даже каким-то особенным образом грозно всхрапывал в сторону отскочившей старушки, словно пытаясь отогнать её подальше. И мне бы стоило прислушаться к его животному чутью…
    – Хи-хи-хи, уж больно ты прыткий, казачок, – неожиданно громко, едва ли не басом, отозвалась нищенка. – На старого человека наехал, мало не с ног сбил, конём потоптал, до смерти напугал, а уж одним прощением откупиться хочешь?
    – Виноват. – Я лишний раз цыкнул на жеребца и полез шарить по карманам. – Не дурак, сей же час исправлюсь, чем могу…
    А для достойного извинения было мало, копеек десять – двенадцать, потому как откуда у меня деньги? Жалованья казаки не получают, а я так вообще на полном содержании у дяди-генерала, мне наличные и на дух не положены. Но что есть отдал… не жалко!
    – Всего-то? Тьфу, жмот с усиками! – искренне возмутилась старуха.
    Ну не х…рна себе, а?! Двенадцать копеек – это ж больше гривенника, а хороший калач можно и за пятак прикупить. Она стала богаче на два с половиной калача, я – беднее церковной мышки, и кто после этого жмот?! Тем не менее я сдержал праведное негодование и подчёркнуто вежливо попрощался:
    – Дай вам Бог, бабушка, всяческого благополучия! И жертвователей пощедрее, и не кашлять туберкулёзно, и не сопливиться гайморитно, и радикулитом в неприличной позе не страдать, и гематомой врождённой не маяться, да про опухоль на весь мозг забыть, как её и не было! А мне на службу пора…
    – Ну-ну, казачок, – хрипло донеслось мне в спину, когда я уже разворачивал коня. – Пошутил ты надо мной знатно… Уж не обессудь, коли и я над тобою в ответ потешуся, дорогу твою мёртвой петлёй заверну!
    – Чегось, а? – Я резко натянул поводья, но сзади уже никого не было. Старуха-нищенка словно бы провалилась сквозь землю, или воспарила, или вообще ловко залегла за пеньком, маскируясь под безобидные ромашки. Чудеса-а…
    Трижды сплюнув через левое плечо, я хмыкнул и пустил араба вскачь. За рощицей на пустыре показалось маленькое сельское кладбище, дорога вела в объезд, если махну напрямки в намёт, то до штаба Чернышова доберусь менее чем за час.
    Солнышко греет, птички поют, погодка чудная, на небе ни облачка, настроение вернулось мгновенно, мир снова распахнул мне разноцветные объятия зелёных лугов и голубого горизонта! Я восторженно приподнялся на стременах – хотелось петь и орать от невообразимой полноты чувств, молодости, света, горячего коня и… Пыльная дорога неожиданно встала вертикально, изогнулась под невероятным углом, качнулась на хвосте, словно азиатская кобра, и хлёстко ударила меня в лоб!
    Очнулся в темноте от холода, боли в затёкшей спине и непрошеных зловещих голосов над самым ухом…
    – Здеся разделаем! На поляну неча и волочить, там все накинутся, а тут и на двоих тока разок куснуть. Щас ножик от наточу, ступился о кости-то…
    – А чё те ножик? Когтём его под кадыком махнём, да и вот она, кровушка! Жаль оно, что молод казачок-то, жирку не нагулял…

    Оцените аудиокнигу : Оборотный город (Аудиокнига) - Белянин Андрей

    Поделись ссылкой с другом :
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Бесплатно :

    Друзья аудиокниг


    Рекомендуй сайт AudioKnig.su знакомым. ЖМИ






    Все бесплатные аудиокниги на сайте

    Редактора audioknig.su

    Аудиокниги по авторам

    Абдуллаев Чингиз
    Азимов Айзек
    Акунин Борис
    Алексеев Сергей
    Баженов Виктор
    Беляев Александр
    Белянин Андрей
    Брэдбери Рэй
    Булгаков Михаил
    Булычев Кир
    Бушков Александр
    Быков Дмитрий
    Васильев Андрей
    Верн Жюль
    Вильмонт Екатерина
    Воронин Андрей
    Гаррисон Гарри
    Гоголь Николай
    Головачев Василий
    Горький Максим
    Гришэм Джон
    Громов Александр
    Громыко Ольга
    Деревянко Илья
    Диккенс Чарльз
    Донцова Дарья
    Достоевский Фёдор
    Достоевский Федор
    Дюма Александр
    Емец Дмитрий
    Желязны Роджер
    Жюль Верн
    Задорнов Михаил
    Злотников Роман
    Калугин Алексей
    Каменистый Артем
    Кинг Стивен
    Конторович Александр
    Корецкий Данил
    Корнев Павел
    Крапивин Владислав
    Кристи Агата
    Круз Андрей
    Кунц Дин
    Куприн Александр
    Лавкрафт Говард
    Левицкий Андрей
    Леонов Николай
    Лермонтов Михаил
    Лесков Николай
    Ливадный Андрей
    Лондон Джек
    Лукьяненко Сергей
    Мазин Александр
    Маринина Александра
    Мартин Джордж
    Набоков Владимир
    Олди Генри Лайон
    Орлов Алекс
    Островский Александр
    Панов Вадим
    Пелевин Виктор
    Перумов Ник
    Пехов Алексей
    Пикуль Валентин
    Полякова Татьяна
    Полянский Сергей
    Пратчетт Терри
    Прозоров Александр
    Прокофьева Софья
    Пушкин Александр
    Роулинг Джоан
    Рубина Дина
    Сименон Жорж
    Солженицын Александр
    Стаут Рекс
    Стругацкие Аркадий и Борис
    Тармашев Сергей
    Твен Марк
    Толстой Алексей
    Толстой Лев
    Тургенев Иван
    Устинова Татьяна
    Фрай Макс
    Чейз Джеймс Хедли
    Чехов Антон
    Шекли Роберт
    Шекспир Уильям
    Шелдон Сидни
    Шелонин Олег


    Все авторы аудиокниг