Иванов Ник - Экзекуция (АудиоКнига)

| Книги автора: Иванов Ник

 Экзекуция (Аудиокнига бесплатно)

Название: Экзекуция
Автор: Ник Иванов

Жанр: детектив, триллер
Издательство: Abook-kinozal
Исполнитель: Петроник
Год выпуска: 2010
Продолжительность: 02:35:10
Формат: MP3
Аудио: 224 Кбит/с, 44.1 кГц
Размер: 256.56 Мб
Язык: русский

 

…Их было трое. Сколько лет они были вместе! Кто сейчас помнит. Сколько раз они ходили на задание! Да разве ж это важно? Главное здесь вот в чём: они были ОДНО. И разделить их было почти невозможно. Они понимали друг друга с полуслова. Сейчас этого нет. Люди разделены. И только в армии ещё случаются такие моменты Великой дружбы и Взаимопонимания…

 

Скачать аудиокнигу Иванов Ник - Экзекуция 

"…Их было трое. Сколько лет они были вместе! Кто сейчас помнит. Сколько раз они ходили на задание! Да разве ж это важно? Главное здесь вот в чём:  они были ОДНО. И разделить их было почти невозможно. Они понимали друг друга с полуслова. Сейчас этого нет. Люди разделены. И мужики - тоже… И только в  армии ещё случаются такие моменты Великой дружбы и Взаимопонимания…

«Старший» был самым старшим из них. Его волосы были с проседью и оттого казались пепельными, словно само время посыпало их своим волшебным порошком, словно метку ему дало, особую такую и, надо сказать - невеселую… Его глаза были чёрными, точнее, темно-коричневыми, и этот разительный контраст между его нынешним цветом волос и цветом глаз придавал образу что-то возвышенное, героическое, будто  сошёл он к нам прямо из древних легенд, со страниц древних летописей. Сколько пережил Старший, сколько испытал всего.. Разве ж можно всё это выразить?! Ведь слова - это тень! Дух –свет...

По характеру он был жесткий. Жестоко относился к Миру, но, прежде всего, конечно, - к себе,  потом уже к делу и, наконец, к другим людям - тоже, не в последнюю очередь. Но где-то глубоко внутри он был добрым и жизнерадостным,  и эта доброта вырывалась иногда наружу яркими всполохами, озаряя светом весь его облик, да и облик всех других людей, кто находился с ним рядом.

Старший по-особому относился ко «Второму»… Если не сказать – более. И уже давно. С того самого первого дня их  встречи. Но никак не мог сказать ему об этом прямо в лицо. Почему? А кто его знает… Может, времени не хватало, а может… 

Часто, в редкие минуты отдыха он подолгу всматривался в знакомый профиль, ставший уже родным и близким за долгие годы совместной службы. Он мог смотреть на «Второго» часами, не отрываясь, просто следить за каждым его движением… Однажды, это было дома на Родине, они, Старший и Второй, остались наедине… в лесу, недалеко от тихого озера. Второй с разбега прыгнул в озерную гладь, – алмазные брызги в отблеске  вечернего солнца расцветили бирюзовое небо, - сначала маленькие, а потом большие круги  медленно и немного лениво поползли в разные стороны…

«Что ты сидишь?! Иди сюда! Ну, иди же!» - кричал Второй из хрустальной воды лесного озера, расцвеченной оранжево-зелеными красками. заходящего Солнца, и эхо подхватывало его и разносило азарт его веселого голоса  в самые дальние уголки леса… Но Старший не мог подняться. Он бы хотел, но не мог… Сейчас он просто лежал и наслаждался этим прекрасным видом лесного озера… Какая КРАСОТА! Какая всё-таки КРАСОТИЩА! Второй, выйдя из воды, что-то весело рассказывал, восторженно говорил, указывая на ЗАКАТ. Говорил сейчас почти сам с собой… Старший его не слушал, а только кивал  головой, - иногда невпопад…

Старший запомнил этот вечер навсегда… Он выжег его в своей памяти. Это был самый светлый вечер в его жизни… такой мрачной и гнетущей… 

Он знал о Втором всё или почти всё и был ему за отца, точнее, за брата, за  старшего брата…

Первый был ровесником Второго. Он слишком много терял в этой жизни, а потом уже никогда не находил... И с этой каждой новой потерей он становился всё злее и злее. Нет, не на других, не на жизнь, - он становился злее на самого себя... Он понимал, чувствовал, что где-то причиной всех своих потерь был он сам... Понимал: что-то в нём было не так, какая-то червоточинка, что ли, была. И вот она, эта червоточина, разъедала его изнутри, а иногда разворачивала его всего так (или наоборот, не так!), что он совершал поступки, которые никак не мог себе объяснить. А уже потом, наедине с собой, в минуты раскаяния, когда никто не видел, он мучил себя и буквально уничтожал, за то, что совершил или не совершил в этой жизни. За то, что он где-то не досмотрел, где-то упустил, кого-то обидел зря, - за то, что он часто не мог отличить Добро от Зла. Да, наверное, за это, именно за это последнее он ненавидел себя больше всего. И в эти минуты скорби и раскаяния его лицо мрачнело и менялось до неузнаваемости.

Он рано познал весь ужас нашей жизни. Можно сказать, с детства. Отца у него не было, да и матери, - почти тоже. Рано познакомился с уличной жизнью, с её мерзостью, во всей её непригляднейшей полноте. Жизнь закалила его, хотя немного и озлобила. Но он был сильный. Или, может, хотел себя видеть сильным?! Может, и так… А может, и нет. Он иногда использовал людей, чтобы привлечь к себе внимание, чтобы удовлетворить свои страсти, иногда - для прославления себя. А иногда он прославлял войну, чтобы заслужить общественное признание своих склонностей к насилию… И ещё. Он всегда готов был вести священные войны, проявляя фанатизм, и даже иногда злоупотребляя чужими средствами для всего этого. Хотя потом, наедине с собой, всегда об этом жалел.

Иногда он был склонен к лицемерию, приукрашиванию истинных причин своих поступков, строил воздушные замки, а в жизненных делах его был хаос. Он стремился к необычайным переживаниям, вообще, страсть к путешествиям не давала ему возможности сидеть на одном месте. Может быть, из-за всего этого он пошел служить в армию! А может, - по другой причине... Но он был скрытен. И часто бесцельно странствовал наяву или в мечтах, в то же время он был приветлив и даже сочувствовал слабым и, конечно, очень любил животных. Почему любил? А они безответны и непритязательны, довольствуются малым, живут сегодняшним днем. Они никогда не предадут. Он очень любил кошек и собак… Но иногда свои симпатии к слабым расточал без разбора…"