Калгин Виталий - Виктор Цой (АудиоКнига)

9 марта 2018 | Книги автора: Калгин Виталий

Калгин Виталий - Виктор Цой (АудиоКнига)
Автор: Калгин Виталий
Название: Виктор Цой
Читает: Росляков Михаил
Жанр: биография
Цикл: ЖЗЛ
Язык: русский
Год издания релиза аудиокниги: 2018
Формат: MP3
Битрейт аудио: 96 kbps
Размер архива: 562 MB
Время звучания: 13:12:11
Издательство: Нигде не купишь

Виктор Цой был обыкновенным ленинградским мальчишкой, но на пике 1980-х именно он стал совестью и голосом своего поколения. А в августе уже далекого 1990 года он в одно мгновение превратился в легенду. Виталий Калгин рассказывает о Викторе Цое — художнике и музыканте, лидере ленинградской рок-группы «КИНО». Более двадцати лет назад Цой погиб в автокатастрофе, но по-прежнему остается звездой по имени Солнце. Смерть Цоя воистину стала его вторым рождением. В книге показан мир ленинградской рок-тусовки 1980-х годов, использованы некоторые ранее не опубликованные свидетельства и материалы из личных архивов, уникальные фотографии, позволяющие создать правдивую картину жизни, творчества и трагической смерти кумира советской молодежи.


Скачать аудиокнигу Калгин Виталий - Виктор Цой

"Витя жил, все знают, на углу Московского проспекта и Бассейной улицы (дом 41). Это довольно замечательное здание, потому что на нем единственный в Питере шпиль — попытка Ленинграда в 1940—1950-х годах угнаться за Москвой. Витя жил на втором этаже, в невзрачной коммуналке, там и сейчас под окошками остановка 63-го и 13-го автобусов. У него дома я наблюдал его за рисованием и даже храню несколько его рисунков. Он рисовал мою подружку, а также подарил две красивых акварели-натюрморта плакатного формата с какими-то фирменными импортными бутылками.

   Так получалось, что почти все сборища были всё-таки в моей квартире. У меня их было две. Папа с мамой жили отдельно и всегда были в командировке. Или там, или там мы проводили время. Водку тогда пили редко, обычно вино или какой-нибудь портвейн. Причем пили из пиалок, которые привозил мой отец. Надо сказать, что Витя в этом плане был более продвинутый. Как-то я ему говорю: да давай вина-то, а он — нет, давай портвейн. Мы чокнулись, выпили… У меня перехватывает дыхание, я тянусь за огурцом или, что там могло лежать на столе, за колбасой, он в это время, пользуясь своими длинными руками, перехватывает мою руку, сжимает ее со словами: “Нет, нет, нет. Вот терпи-терпи”. Глаза у меня выпучены, но через пол минуты дыхание восстанавливается, он меня отпускает и говорит: “Закуси, вот теперь закуси”. И когда у меня уже совсем улыбка на лице, он заканчивает: “Вот теперь ты понял, как это хорошо”. Нет, мы не были пьяницами, конечно нет. Это обычное пацанячье взросление…

   В нем вообще тогда было больше фартовости, ловкости… Он где-то достал ботинки по большому блату, модель тогда называлась “носороги”, здоровые такие полуботинки, очень, я бы сказал, такие тупорылые. Так они были у него не просто фирменные, они были еще и многоцветные. Какие-то зеленые, красные проплешины, наверное, и белые были, на черном фоне. Он натирал их бесцветным кремом и мечтал о цветных кремах. Кто-то ему сказал, что за границей продают отдельно красненький, зелененький, синенький крема именно вот для таких ботинок. Потом даже кто-то из старших ребят из Германии ему привез какой-то один цвет, красный, по-моему. Витя выставлял эти ботинки носками к двери в прихожей. Причем на расстоянии шага, чтобы не дай бог на них не наступили. Я таких ботинок не видел, наверное, вот уже с тех лет. Тогда это было супермодно…»[4]

   Помимо рисования в скором времени у Виктора появилось новое увлечение — музыка, игра на гитаре.

   В то время на смену джазовой ряженой клоунаде уже давно пришли молодые люди, ходившие в расклешенных джинсах, с волосами до пояса, носившие цветы, украшения, игравшие рок и призывавшие всех заниматься любовью, а не войной. В отличие от стиляг, которые, несмотря на проамериканские настроения, были всё-таки уникальным советским явлением, хиппанам местного разлива уже не надо было придумывать практически ничего от себя. К тому же на дворе были 1970-е, а значит, всё проще было получать свежую информацию о том, что происходит в другом полушарии. Идеологию и внешний вид советские хиппи сняли практически один в один с заокеанских тусовщиков, разумеется, с поправками на местную, непролазную реальность.

   Движение хиппи не особенно заинтересовало Виктора, но вот рок-музыка его задела. В СССР появились первые рок-группы, и это не могло не найти отклика в душе юного художника…"