Знаменитые самоубийства (Аудиокнига) Млечин Леонид

29 марта 2019 | Книги автора: Млечин Леонид



Аудиокнига: Знаменитые самоубийства
Автор: Млечин Леонид
Жанр: историческая литературабиографиимемуары
Год: 2019
Тип: аудиокнига
Читает: Леонов Андрей
Язык: Русский
Время звучания: 12:23:45
Формат: MP3
Издательство: скачать и слушать
Битрейт аудио: 96 кбит/c
Размер: 510.54 Mb

Все герои новой книги Леонида Млечина - руководители СССР, представители высшей партийной номенклатуры, генералы КГБ, МВД, армии, деятели науки и культуры - ушли из жизни при странных и загадочных обстоятельствах.
Большинство из них покончили с собой. Другие же, как принято считать, завершили жизнь естественным путем, однако многие уверены, что этих людей убили или подтолкнули к самоубийству. 
Чаще всего человек лишает себя жизни из-за неспособности справиться со множеством обрушившихся на него проблем. Но что заставляет совершить суицид личность государственного масштаба? Душевная слабость не вяжется с обликом этих людей, решительных, жестких, способных преодолевать любые препятствия.
Более того - внезапный уход из жизни героев книги имел серьезные последствия для окружающих.

Скачать аудиокнигу бесплатно: Млечин Леонид - Знаменитые самоубийства

 

Краткий текст аудио книги:
Разговор в Клубе мастеров искусств продолжался несколько часов. Млечин-старший попытался убедить Владимира Владимировича в том, что никакой директивы критиковать его нет и быть не может.
Маяковский прервал его:
– Удар наносится по мне – сосредоточенный, злобный, организованный. Непристойные рецензии – результат организованной кампании.
– Организованной? Кем? Кто заинтересован в такой кампании против вас?
– Мне наносится удар за ударом – с явным намерением подорвать доверие ко мне, вывести меня из строя. С восемнадцатого года меня так не поносили.
Млечин-старший сделал попытку перевести беседу в юмористическое русло:
– Так чего вам сокрушаться, Владимир Владимирович? Ругались прежде, кроют теперь…
– Как же вы не понимаете разницы! Теперь меня клеймят со страниц родных мне газет!
– Но все-таки к вам хорошо относятся.
Маяковский:
– Кто?
– Например, Анатолий Васильевич Луначарский говорил, что в ЦК партии вас поддержали, когда возник вопрос об издании вашего собрания сочинений.
Луначарский был наркомом просвещения.
– Да, Луначарский мне помогал. Но с тех пор много воды утекло.
Маяковский говорил о травле. Утверждал, что поход против него стал особенно яростным в связи с выставкой, которую он организовал к двадцатилетию своей литературной деятельности. Маяковский был уверен, что враждебные ему силы находят у кого-то серьезную поддержку. Только этим можно объяснить, что никто из официальных лиц не пришел на его выставку, что не откликнулись большие газеты, а журнал «На литературном посту» устроил ему очередной разнос.
Маяковский:
– А почему эту разносную статью перепечатала «Правда»? Что это означает? Булавочные уколы, пустяки? Нет, это кампания, это директива! Только чья, не знаю.
– Вы думаете, что «Правда» действовала по директиве?
– А вы полагаете, что по наитию, по воле святого духа? Нет, дорогой. Вы правы в одном: статья в «Правде» сама по себе не могла сыграть большой роли. Но вы никак не объясните, почему вокруг меня образовался вакуум, полная и мертвая пустота?
Владимир Млечин:
«В словах Маяковского звучала глубокая тоска. И слова эти меня очень удивили. Я знал, что на выставке перебывало много народа, что у Маяковского полно друзей, последователей, целая литературная школа. Все это я с большой наивностью и высказал.
Маяковский:
– Друзья? Может, и были друзья. Но где они? Кого вы сегодня видели в Доме печати? Есть у меня друзья – Брики. Они далеко. В сущности, я один, тезка, совсем один…
Я не понимал безнадежности попыток убедить Маяковского, что все идет к лучшему в этом лучшем из миров, а его огорчения – следствие мнительности или, пуще того, необоснованных претензий. Я не понимал, что выставка «За двадцать лет» для Маяковского – итог всей трудной жизни и он вправе, именно вправе, ждать признания от высших органов государственной власти».
И Млечин-старший задал вопрос, который Маяковскому, вероятно, показался если не бестактным, то весьма наивным:
– Чего же вы ждали, Владимир Владимирович? Что на выставку придут Сталин, другие члены политбюро?
Ответ последовал неожиданный:
– А почему бы им и не прийти? Отметить работу революционного поэта – обязанность руководителей советского государства. Или поэзия, литература – дело второго сорта?
Владимир Млечин:
«Что я мог сказать Маяковскому? Я не знал, как относятся к нему руководящие деятели партии тех лет, в частности Сталин. И, главное, я вовсе не был уверен в том, что Владимир Владимирович прав и государственные деятели обязаны выказывать внимание поэту».
– Время надвигается острое… И позднее, – вдруг добавил Маяковский.
Эти слова Млечин-старший никогда не забудет. Вот, что я нашел в его записках:
«Что ни говори, изрядно досталось моему поколению. Я жил в полную меру сил, дышал, что называется, во всю глубину легких, ввязывался в любую драку – кулачную или, позже, идейную, если считал дело справедливым. Нравы были суровые, и это закаляло. С младенческих лет эмпирически постиг истину: полез в драку, не жалей хохла.

Биография / Исторические | Сообщить об ошибке ссылок Знаменитые самоубийства (Аудиокнига) Млечин Леонид |