Питер Пэн должен умереть (Аудиокнига) - Вердон Джон

| Книги автора: Вердон Джон

Питер Пэн должен умереть (Аудиокнига) - Вердон Джон
Автор: Джон Вердон
Название: Питер Пэн должен умереть
Серия или цикл: Дэвид Гурни
Издательство: Аудиокнига
Озвучивает: Мария Виноградова
Год издания аудио книги: 2017
Жанр: триллер, детктив
Аудио: MP3, 128 Кбит/с
Продолжительность: 17:06:29
Язык: русский
Размер: 941 Mб

Кэй Спалтер убила своего мужа, богатого брокера по недвижимости, незадолго до того объявившего, что баллотируется в губернаторы как независимый кандидат. Она хладнокровно застрелила его на кладбище, прямо над могилой матери. Сомнений в этом не было ни у кого. Ни у судьи, ни у прокурора, ни, похоже, даже у её адвокатов. Улики, показания свидетелей — все было против неё. Но тут Хардвику, недавно уволенному из полиции, попадаются доказательства того, что полицейский, который вел это дело, нечист на руку и, судя по всему, подставил бедную Кэй. С этой информацией он едет к Дэйву Гурни, в прошлом талантливому сыщику и специалисту по самым запутанным делам. Гурни соглашается помочь, даже не представляя себе, в какое опасное дело ввязывается.

Аудиокниги серии «Дэвид Гурни»:
1. Загадай число / Think of a Number (2010)
2. Зажмурься покрепче / Shut Your Eyes Tight (2011)
3. Let the Devil Sleep (2012)
4. Питер Пэн должен умереть / Peter Pan Must Die (2014)

Скачать: Питер Пэн должен умереть (Аудиокнига) - Вердон Джон

 

Глава 1
Тень смерти

В сельской глуши расположенных к северу от Нью-Йорка Катскильских гор август месяц выдался переменчивым и своенравным, все метался между солнечным блаженством июля и свинцовыми шквалами грядущей долгой зимы.

 

Такой месяц у кого угодно притупит ощущение времени и пространства.

Погода словно бы подпитывала внутренний разлад Дэйва Гурни, его неуверенность насчет собственного места в жизни – разлад, что начался три года назад, когда Дэйв ушел из Департамента полиции Нью-Йорка, и усилился, когда они с Мадлен переехали из города, где оба росли, учились и работали, в сельскую местность.

И вот сейчас, в первую неделю августа, когда близился пасмурный вечер, а вдалеке рокотал гром, Дэйв с Мадлен поднимались на Барроу-хилл по грязной разбитой дороге, что соединяла меж собой три небольшие каменоломни, давным-давно заброшенные и поросшие дикой малиной. Устало плетясь за Мадлен к невысокому валуну, где они обычно останавливались передохнуть, он старался по мере сил следовать извечному ее совету: «Смотри по сторонам. Тут так красиво. Расслабься и впитывай красоту».

 

– Каровое, да? – спросила она.

 

Гурни захлопал глазами.

 

– Что?

 

– Да озеро же.

 

Мадлен кивнула на глубокий спокойный водоем более или менее правильной округлой формы, образовавшийся на месте выработанного много лет назад карьера. Он тянулся от того места у тропы, где они сидели, до полосы водолюбивых ив на другом берегу – зеркальная гладь футов около двухсот в поперечнике, с почти фотографической точностью отражающая плакучие ветви деревьев.

 

– Каровое?

 

– Я тут прочла дивную книгу о пеших прогулках в шотландских горах, – с энтузиазмом отозвалась Мадлен, – так там автор то и дело натыкается на «каровые озера». У меня сложилось впечатление, это что-то вроде озерца средь скал.

 

– Хм-хм.

 

Повисла долгая пауза. И снова Мадлен первой нарушила молчание:

 

– Видишь вон там, внизу? По-моему, курятник надо строить именно там, прямо рядом с аспарагусом.

 

Гурни понуро разглядывал отражения ив. Подняв голову, он увидел, что Мадлен показывает просвет в лесу чуть ниже по склону. Когда-то там пролегала просека, по которой возили бревна.

 

Одной из причин для остановки передохнуть именно у валуна на краю старой каменоломни было то, что за всю дорогу только отсюда и открывался вид на их владения. Старый фермерский дом, клумбы, яблони-переростки, маленький прудик, недавно отстроенный амбар, неухоженные пастбища на склонах холма (поросшие в это время года ваточником и рудбекией), тот кусочек пастбища, который Дэйв с Мадлен подстригали и называли газоном, да выкошенную широкую полосу по самому низу, они величали ее подъездной аллеей. Примостившись на валуне, Мадлен неизменно радовалась этой картине в роскошном обрамлении окрестных лесов.

 

Гурни не разделял восторгов жены. Мадлен обнаружила это место вскоре после переезда, и в первый же раз, как она показала его Гурни, у того возникла одна лишь ассоциация: находка для снайпера, вздумавшего подстрелить кого-нибудь на входе в дом. (Ему достало ума не делиться этой мыслью с женой. Она три дня в неделю работала в местной психиатрической клинике: не хватало только, чтобы она решила, будто его пора лечить от паранойи.)

 

Разговор о курятнике – насущная необходимость его постройки, размеры и конструкция, а также место расположения – возникал у них каждый день, к очевидной радости Мадлен и умеренному раздражению Дэйва. По настоянию Мадлен в конце мая они купили четырех кур и пока держали в амбаре, но мысль переселить их на новые квартиры никуда не делась.

 

– Можно построить отличный курятничек с загончиком между аспарагусом и яблоней, тогда в жаркие дни у них там будет тень, – предложила Мадлен.

 

– Давай.

 

Ответ прозвучал безразличнее, чем Дэйву хотелось бы.

 

Тут разговор и омрачился бы, не отвлекись Мадлен. Она вскинула голову.

 

– Что такое? – спросил Гурни.

 

– Прислушайся.

 

Он замер – дело для него нередкое. Сам он был наделен совершенно обыкновенным слухом, а вот Мадлен – феноменальным. Через несколько секунд, когда шорох ветра в листве затих, Гурни различил где-то вдали, ниже по холму, скорее всего, на ведущей из города дороге, что заканчивалась тупиком у начала их «подъездной аллеи», смутный гул. Постепенно гул усилился, и он распознал характерное урчание не в меру большого и не в меру шумного восьмицилиндрового мотора.

 

Он знал человека, который ездил на старом «маслкаре» с точно таким же шумным мотором – переделанном красном «Понтиаке» 1970 года выпуска. Человека, для которого этот треск двигателя служил визитной карточкой.

 

Джек Хардвик.

 

Гурни стиснул зубы. Предстоящий визит детектива, с которым его связывала причудливая цепочка пережитых вместе опасностей, профессиональных успехов и постоянных пикировок, не радовал. Не то чтобы такой поворот событий застал Гурни врасплох. В сущности, он ожидал этого с той минуты, как услышал, что Хардвика вынудили уволиться из государственного полицейского бюро криминальных расследований. Гурни понимал: напряжение, испытываемое им сейчас, напрямую связано с тем, что случилось до увольнения Хардвика. Он в большом долгу перед Хардвиком, теперь придется платить по счетам.

 

Череда низких темных туч быстро скользила над дальним гребнем, словно отступая перед свирепым ревом красного автомобиля. С того места, где сидел Гурни, уже видно было, как машина движется вверх по склону через скошенный луг к дому. На миг Гурни завладело искушение: просто-напросто пересидеть на холме, пока Хардвик не уедет. Но это ведь делу не поможет, лишь удлинит период тоскливого ожидания неминуемой встречи. Решительно хмыкнув, он поднялся с камня.

 

– Ты его ждал? – спросила Мадлен.

 

Гурни удивился, что она помнит машину Хардвика.

 

– Такой рев не забудешь, – пояснила она, словно бы прочтя по лицу мужа его мысли.

 

Гурни посмотрел вниз. «Понтиак» остановился рядом с его запылившимся «универсалом» на крохотной самодельной парковке рядом с домом. Могучий мотор неистово взревел, когда ему поддали газу, перед тем как выключить.

 

– Ждал, в общем. Но не обязательно сегодня.

 

– А сам-то ты хочешь с ним повидаться?

 

– Я бы сказал, это он хочет увидеться, а мне хочется поскорее с этим покончить.

 

Мадлен кивнула и поднялась.

 

Когда они повернули обратно на тропу, зеркальная гладь озера задрожала под порывом внезапного ветра. Перевернутое отражение неба и деревьев разбилось на тысячи мелких серых и зеленых осколков.

 

Если бы Гурни верил в предзнаменования, то сказал бы, пожалуй, что разбившееся отражение предвещает беду.

 

Глава 2
Мразь земли

На полпути к Барроу-хилл, в лесу, откуда дом уже не был виден, у Гурни зазвонил телефон. Он узнал номер Хардвика.

 

– Привет, Джек.

 

– Обе ваши машины на месте. Прячетесь в подвале?

 

– Спасибо, у меня все хорошо. А ты как?

 

– Где ты, черт побери?

 

– Иду через вишневую рощу, в четверти мили к западу от тебя.

 

– По тому склону, где листья от клеща жухнут?

 

Хардвик всегда умел задеть Гурни за живое. И дело было не просто в беспрестанных мелких уколах и выпадах, и даже не в том, с каким явным удовольствием Хардвик отпускал эти замечания. Нет, это было зловещее эхо голоса из детства Гурни – безжалостного, язвительного тона отца.

 

– Ага, по тому самому. Чем могу служить, Джек?

 

Хардвик кашлянул, прочищая горло.

 

– Весь вопрос в том, чем мы оба можем друг другу услужить, – с омерзительным пылом откликнулся он. – Ты мне, я тебе, как-то так. Кстати, я заметил, у тебя дверь не заперта. Не против, если я подожду в доме? Чертова мошкара вконец задрала.