Всадник авангарда. Смерть приходит с богачом (Аудиокнига) - Маккаммон Роберт

22 июня 2018 | Книги автора: Маккаммон Роберт

Всадник авангарда. Смерть приходит с богачом (Аудиокнига) - Маккаммон Роберт













Аудиокнига: Всадник авангарда. Смерть приходит с богачом
Автор: Маккаммон Роберт
Цикл: Мэтью Корбетт
Номер книги: 4
Жанр: детективтриллерприключения
Год выпуска: 2018
Читает: Князев Игорь
Язык: Русский
Время звучания: 17:53:42
Формат: MP3
Издательство: Нигде не купишь
Битрейт аудио: 64 кбит/c
Размер: 558.93 Mb

«Всадник авангарда» – это четвертая книга в потрясающей серии исторических триллеров, главным героем в которых является Мэтью Корбетт, человек решающий проблемы. Действие романа начинается зимой 1703 года, и Мэтью все еще потрясен после столкновения с известным серийным убийцей Тиранусом Слотером. Когда в его районе Манхэттена происходит серия взрывов, у Мэтью появляется новая, неожиданная проблема. Кто-то пытается привлечь его внимание. Этот кто-то – доктор Фелл, темная фигура из прошлого Мэтью. У доктора, как выясняется, есть проблема, которая требует вмешательства Мэтью Корбетта. Действие переносится из развивающегося Нью-Йорка на отдаленный остров в Бермудах. Во время своего путешествия, Мэтью повстречает поистине диккенсианский набор запоминающихся антагонистов. Результат – прекрасный, напряженный роман, бережно воспроизводящий историческую эпоху. Наполненный опасностью, неожиданными поворотами, и невероятным ощущением присутствия, “The Providence Rider” – это исторический роман, каким он должен быть. Его ждали многие преданные читатели Маккаммона. Они не будут разочарованы.

Скачать аудиокнигу: Маккаммон Роберт - Всадник авангарда

 

Краб осторожно перебегал от камня к камню в жидкой темноте. Мир за пределами его панциря был ему неведом и неинтересен. От кого он родился, к чему стремится — эти вопросы его не волновали. Ощутив вкус холодного океанского течения и в нем — желанный след мяса, он изменил курс и стал медленно пробираться к добыче по илистому дну.

Опять через камни, трещины и впадины, боком, боком, сползая вниз и снова поднимаясь наверх, поводя клешнями туда-сюда, как свойственно ракообразным. Дрожь перламутровых раковин пробежала по устричной отмели от его передвижения, будто моллюски в бесчувственном сне ощутили тень кошмара там, где не бывает тени. Но краб ушел дальше, недолгая паника, слегка пробудившая устриц от забытья, тут же стихла, и жизнь пошла своим чередом.

Куда бы ни устремлялся краб, его клешни вздымали вихрики ила. Твердоспинный целеустремленный обитатель дна не знал, что полная луна рисует на воде нью-йоркской гавани серебристые узоры, что сейчас февраль тысяча семьсот третьего года, что лампы горят в этот субботний вечер в окнах крепко сколоченных домов и обветренных таверн Манхэттена, что холодный ветер с северо-запада треплет крыши. Он знал только, что в плещущем непроглядном илистом рассоле пахнет чем-то съедобным, и неуклонно двигался вперед неуклюжим шагом, без всякого плана.

Поэтому, когда внезапно ил под ним разверзся, выскочили щупальца, и то, что казалось твердью, затряслось в жадном восторге, — кого было винить ему, кроме себя, когда щупальца обвили панцирь и перевернули его, когда клюв осьминога стал вгрызаться в подбрюшье, и запоздалое, предсмертное понимание хлестко ударило по нервам, будто вонь тухлой селедки? Краб честно пытался удрать, но шансов у него не было. Кусочки плоти полетели в стороны, его поглощали жадный клюв и бесстрастный океан, и мелкие рыбешки бросились подхватывать ошметки, а осьминог прижал добычу крепче, как ревнивый любовник, и забился в дыру под двумя смыкающимися камнями. Таким образом, останки краба оказались в еще более темном месте, чем раньше, и одинокий путник прекратил существование.

Осьминог, закончив трапезу, сидел в своей норе. Он был стар и медлителен и по-своему возмущался тем, как несправедливо обошлось с ним время. Но сейчас ему посчастливилось хорошенько попировать.

Однако сытости хватило ненадолго, и в утробе снова начал просыпаться голод. Осьминог извлек себя, щупальце за щупальцем, из устеленного панцирями убежища и снова выдвинулся на поле боя, дрейфуя туда и сюда как пятнистое облачко, выискивая клок ила посимпатичнее, куда мог бы зарыться. Там он дождется следующего неосторожного обитателя дна, и горе в эту ночь крабам и мелкой рыбе!

Целиком сосредоточившись на передвижении и голоде, осьминог миновал скопление камней, где ржавел застрявший якорь голландского судна, давным-давно оторвавшийся во время шторма. Создание, обитавшее в этих камнях, ощутило присутствие пищи, тут же пробудилось от забытья, плеснуло хвостом из стороны в сторону, молнией бросаясь вперед. Пасть групера сомкнулась на луковичной голове добычи. Брызнуло тревожное чернильное облако — но поздно, слишком поздно, — и осьминога втянуло в хищную пасть, размололо тяжелыми зубными пластинами. Проглоченные одним движением, исчезли щупальца. Рыба пообедала настолько аккуратно, что мелким побирушкам не осталось ни единого клочка. В экстазе победы групер поплыл над самым дном, задевая его брюхом, лениво шевеля хвостом.