Сонник инверсанта (Аудиокнига) Щупов Андрей

| Книги автора: Щупов Андрей
Щупов Андрей. Сонник инверсанта (Аудиокнига)

Автор: Андрей Щупов
Аудиокнига: Сонник инверсанта
Озвучивает: Андрей Васенев
Жанр: фантастика
Аудио: MP3, 160 Кбит/с
Размер: 1010 Мб
Продолжительность: 14:34:53
Язык: Русский

Аудиокнига повествует о путешествии героя по мирам, которые в равной степени можно называть параллельными и виртуальными. То есть поначалу герой полагает, что его перебрасывает в сопредельный мир, но, в конце концов, начинает подозревать, что это его собственные ужасы и кошмары, а первопричина необычного перемещения кроется в его собственных застарелых комплексах.
Из объекта охоты он превращается в гостя, из гостя — в узника психической клиники, из пациента — в полномочного властителя неведомой страны. Он хочет мира и процветания, но сеет рознь и развязывает войну. Этому и посвящен роман — вещам, которые мы творим, сами того не желая, и тем людям, которых мы любим и предаем.

 

Скачать аудиокнигу Сонник инверсанта - Щупов Андрей

 

Краткий текст аудио книги:

Глава 4 Утро наизнанку…

Поезд катил весело и шустро, с азартом набивая синяки на стыках, громыхая, словно огромный рюкзак с кастрюлями на спине горбатой путешественницы Земли. Я лежал на полке плацкартного вагона и недоуменно внимал бормотанию поездного радио.

— …Хвалабада танцевала на поясе бьянку. Поэль тырил и тырил мастругу… Теперь же ну-ка маленький церта усочек…

Заиграла пышная, полная медного звона музыка. Что-то из классики, но классики мне абсолютно неведомой. Более того, мелодия очень напоминала бессмыслицу диктора. Ноты кружили в воздухе горелыми перышками, щекоча слух своей особой необычностью. То есть ноты были, конечно же, обычными, как обычны деревянные фигурки на шахматной доске, вот только расставлены они были более чем странно — и столь же странные совершали пируэты.

Сказать по правде, никогда в жизни я не был большим знатоком в области скрипичных ключей, но до некоторых пор все-таки верил тем, кто утверждал, что большинство мелодий так или иначе строится по сходным законам. Семь нот плюс пять полутонов задают необходимое для человеческого уха частотное разбиение. Но главное — это, конечно же, конструкция. В музыке все строилось как в архитектуре: начиная с фундамента и заканчивая шпилем, убегающим в бездонную высь. Роллинг Стоунз брали публику сексуальной энергетикой, Биттлз — мелодичностью, Шаляпин — мощью и редкостным тембром. Даже музыка Шнитке мало напоминала хаос. Во всех композициях одна нота стыковалась с другой — все равно как кирпичик с кирпичиком, и каждую следующую фразу можно было угадать, мысленно продолжив и доиграв. Здесь же наблюдался совершеннейший абсурд. То, что я сейчас слышал, безусловно, являлось музыкой, но КАК она игралась, на чем и по каким правилам, было совершенно неясно. Единственное, что я мог вычленить, это ударник, — все прочее сливалось в шумливую реку, бурлило на перекатах и каменных порогах, не давая ни единого шанса определить звуковой источник. Вывод напрашивался простейший: то ли человек, сочинивший концерт, был гением, то ли я еще толком не проснулся.

Гулко и завершающе пророкотали барабаны, оркестр смолк, и в упруго изогнувшейся тишине вновь залопотал обкурившийся конопли диктор:

— Бьянки часть отзвучала. Ну, а нате-ка теперь другая новость!..

Чертыхнувшись, я оторвал голову от влажной наволочки, трижды сморгнул и напряженно вслушался. Действительно я ехал в поезде, и действительно работало радио.

— …Визирь Тюнурского района на ответственно и публично заявил, что тама имела место как быть провокация. Добавимо, что тама были все к тому условия, и апаши Ванессии правомерно завихрились напролом. В свете того-оного командарм закруга лично призвал к смыслопорядку и убедительно просил население сно-спать дабы не сеять всячины…

Рука моя сама собой потянулась к рукоятке поездного радио, чуть повернула верньер против часовой стрелки. Дикторское бормотание сошло на нет, зато немедленно проявились голоса спорящих внизу:

— …Ага, и нос за носом туда же! Чего ты мне идет-то?

— Так ведь вона когда зима! Ты ковыряй да не там! Это ж нама не полено рубить.

— Брось-ка на-ка! У них, у президентов да визирей, сплошь тумана на полках. И всегда лилось так — одна куралесина за другой.

— Уж не-а, не-а… Зачем на так-то? Я, на-ко, думать, что последнему долго еще кружить-петь. Он же из выхлей! Опять же дворянство в полку. И лысый вона как…

Я скрежетнул зубами. Выхли?… Это еще что за звери такие?…

— Он-то ведь да, так ведь нет! Ты другое, на-ко, прикинь. Он же маленький, ровно кукла!

— Сам ты рог в рот кукла! Мысль-то хоть раз заглядывай!

— Тишее, давайте, тишее…