Дальняя дорога (аудиокнига) Тупицын Юрий

| Книги автора: Тупицын Юрий

Дальняя дорога (аудиокнига) Тупицын Юрий
Автор: Тупицын Юрий
Название: Дальняя дорога
Читает: Деркач Леонид
Жанр: фантастика
Язык: русский
Формат: MP3
Битрейт аудио: 96 kbps
Размер архива: 584 MB
Время звучания: 12:57:45

Действие романа Ю. Тупицына «Перед дальней дорогой» происходит в коммунистическом обществе XXIII века. На Земле готовится экспедиция на далёкую планету звёздной галактики — Кику, где предполагается существование жизни. Неожиданно возникают загадочные обстоятельства, мешающие своевременному вылету экспедиции в Космос. Их исследование наводит ученых на мысль о том, что за действиями людей внимательно следит «другой разум», представители которого тайно проникли на Землю. Следы ведут на Кику. Глубокие знания, смелость, находчивость помогают ученым и космонавтам преодолеть трудности. Экспедиция отправляется в путь.

 


Скачать аудиокнигу Тупицын Юрий - Дальняя дорога

 

Краткий текст аудио книги:

2

Неслышно и мягко ступая по плотному пружинящему ковру, Лорка подошел к окну, секунду вглядывался в тусклый мир, открывавшийся за ним, а затем указательным пальцем тронул клавишу. Двухметровое, прозрачное до невидимости стекло бесшумно убралось в стену. Пахнуло теплой сырой прохладой. Частый осенний дождь барабанил по листьям - бормотал, шуршал, шептал. Плакали оголяющиеся ветви деревьев, никла и прела робко желтеющая трава.

Боковым зрением Лорка уловил легкое движение, повернул голову и только теперь заметил человека, стоявшего сбоку от окна. Человек был невысок, плотен, у него была круглая голова, гладкое розовое лицо и маленькие улыбчивые глазки. Он был похож на полного радости жизни, чисто вымытого поросеночка и на первый взгляд казался совсем молодым, почти юношей. Но легкие, однако ж уловимые детали - посадка головы, округлость и сутулость плеч - выдавали его зрелый возраст.

- Где же ваша гитара? - очень серьезно спросил Лорка.

Мужчина засмеялся, отчего его умные глазки почти совсем спрятались среди округлых щек, и Лорка окончательно убедился, что перед ним далеко не юноша.

- Почему вы решили, что я собираюсь петь серенады?

Теперь улыбнулся Лорка. Было в фигуре и облике круглоголового мужчины нечто, сразу располагавшее к себе.

- Серенады поют вечерами, а не по утрам, - сказал Лорка. - Правда, глупо? Специальные вечерние песни существуют столетия, а утренней песни нет. Птицы - так те предпочитают петь по утрам. А чем мы хуже птиц?

Круглоголовый с улыбкой выслушал его и спросил:

- Вы, разумеется, Федор Лорка?

- Он самый. А вы?

- Меня обычно величают Александром Сергеевичем. Несколько старомодно, но я привык именно к такому обращению. Соколов Александр Сергеевич.

Лорка с симпатией разглядывал визитера.

- Да, несколько старомодно, зато здорово - Александр Сергеевич! Так и хочется встать, снять шляпу и продекламировать что-нибудь вроде: "Я помню чудное мгновенье - передо мной явилась ты".

- Вы любите поэзию?

- А кто ее не любит в наше время? - Лорка внимательно разглядывал Соколова. - Вам, наверное, за сорок?

- За пятьдесят, - мягко поправил тот.

- Что же это мы беседуем, так сказать, на разных уровнях? Лезьте в окно. - Заметив недоумение в глазах Соколова, Лорка пояснил: - Жена не ждала меня сегодня, захлопнула дверь, а ключ по рассеянности унесла с собой.

Соколов легко, как мячик, перепрыгнул полутораметровый кустарник и подошел к окну. Лорка, не ожидавший от него такой прыти, посмотрел на него с новым интересом.

- Подать вам руку?

- Перебьюсь.

Соколов положил короткие сильные руки на подоконник, помедлил и одним рывком перекинул свое плотное, литое тело в комнату.

- Занимались борьбой? - спросил Лорка, отступивший в комнату.

- И борьбой.

- Но не шпагой?

- Нет, шпагой - нет. - Соколов, улыбаясь - глазки его при этом прятались в розовых щеках, и разобрать их выражение было очень трудно, терпеливо переминался с ноги на ногу. Он ждал, пока ожившие, сыплющие крохотными голубыми искорками ворсинки ковра не уничтожат окончательно следы влаги и грязи на его туфлях, и разглагольствовал: - Вспоминаю кампанию тридцатилетней давности. Забавная была кампания - долой замки-запоры, эти реликты темных веков. И массу комичных, но не всегда приятных недоразумений, которые последовали за этим.

- Резюме: эпохи приходят и уходят, а замки-запоры остаются. Давайте-ка свой плащ и, если нетрудно, закройте окно. - Лорка на лету поймал плащ и сразу же перебросил в прихожую, где его ловко подцепила механическая рука и отправила в шкаф, чтобы он там прошел обычную сушку, чистку и дезодорацию. - Хватит вам топтаться, вы давно уже чисты, как вакуум между двумя галактиками. Проходите, садитесь.

Соколов опустился в кресло, Лорка подтянул второе, легко скользнувшее по ковру, и сел напротив, по другую сторону столика.

- Чай, кофе? По такой погоде не мудрено продрогнуть.

- Если не возражаете, кофе. - Наблюдая, как Лорка на кнопочном пульте набирает заказ, Соколов признался: - Я и правда продрог, пока бродил вокруг вашего дома. Знал, что вы вернулись, а дверь заперта и сигнализация не работает.

Лорка внимательно взглянул на гостя.

- Вот как, знали?

- Знал, - спокойно подтвердил Соколов.

Он хотел что-то добавить, но его прервал легкий музыкальный аккорд, повисший в воздухе.

- Ага, - удовлетворенно проговорил Лорка, - вот и кофе готов.

Центральная часть столика опустилась вниз, открывая темный провал цилиндрической шахты, и через секунду поднялась уже вместе с кофейником, чашками, молочником, сахарницей и всем остальным, что нужно. Соколов смотрел на все это с удовольствием и некоторой плотоядностью во взоре. Лорка налил себе чашку из сердитого, плюющегося перегретым паром кофейника, потянулся к чашке гостя, но тот мягко, почти нежно остановил его руку.

- Уж позвольте, я сам.

Лорка с улыбкой поставил кофейник на место. Соколов пододвинул к себе высокий стакан, налил в него сливок, добавил ледяной воды и сахару. Помешивая этот импровизированный коктейль, Соколов проникновенно сказал, обращаясь не столько к Лорке, сколько к накрытому столику:

- Люблю вкусно поесть и попить. Знаю, что это слабость, - он вздохнул, - чревоугодие, но ничего не могу с собой поделать.

Наполнив чашку кофе, он сказал почти благоговейно:

- Глоточек кофе и глоток коктейля - божественно! Мое собственное изобретение.

Несколько раз совершив эту процедуру, Соколов поднял глаза на Лорку, который уже справился со своим кофе и теперь со снисходительной улыбкой смотрел на странного гостя.

- А вы все-таки варвар, Федор, - сочувственно и грустно проговорил Соколов, наливая себе вторую чашечку. - Облагороженный воспитанием, скованный традициями, отшлифованный тренингом, но все-таки варвар. Вы не понимаете прелести и тонкости застолья.