Популярные аудиокниги

  • ЕШКО - Японский для начинающих Уроки 1-40 (PDF+MP3)
  • Генерал Его Величества (аудиокнига) Величко Андрей
  • 3017. Сектор заражения (Аудиокнига) Богомазов Сергей
  • Путь на Амальтею. Повести и рассказы (аудиокнига) Струг ...
  • Мэтр на свободе (Аудиокнига) - Лисина Александра
  • Бездна (Аудиокнига) - Нагорный Алекс
  • Гадюка в сиропе (аудиокнига) Донцова Дарья
  • Шаманские практики (аудиокнига) Диксон Олард
  • Территория везучих (Аудиокнига) - Каменистый Артем
  • Соленый лед (Аудиокнига) Конецкий Виктор
  • Тоннель в небе (аудиокнига) Хайнлайн Роберт
  • Лекции по средневековой истории - Хлевов А.А. (аудиокни ...
  • Возвращение в Панджруд (Аудиокнига) - Волос Андрей
  • Она (Аудиокнига) - Хаггард Генри Райдер
  • Тени Великого леса (Аудиокнига) - Смородинский Георгий
  • Последняя жизнь нечисти (Аудиокнига) - Малиновская Елен ...
  • Айеша (Аудиокнига) - Хаггард Генри Райдер
  • Факультет интриг и пакостей-2. Охота на мавку (АудиоКни ...
  • Зверь (Аудиокнига) - Щепетнов Евгений
  • Моль (Аудиокнига) - Гелприн Майк
  • Распопов Дмитрий - Ремесленники Душ (АудиоКнига)
  • Мэтр на охоте (Аудиокнига) - Лисина Александра
  • Отбор (Аудиокнига) - Жильцова Наталья
  • Морские сны (Аудиокнига) Конецкий Виктор
  • Как пережить расставание с любимым человеком (аудиокниг ...
  • Бенедиктов Кирилл и Бурносов Юрий - Балканы.Дракула (Ау ...
  • Анекдотическое время (аудиокнига) Дорошевич Влас
  • Агнец. Евангелие от Шмяка (аудиокнига) Мур Кристофер
  • Оса (аудиокнига) Рассел Эрик Фрэнк
  • Гений. Книга 3. Бунт (Аудиокнига) Драйзер Теодор
  • Мобильная версия

    Мобильная версия аудиокниг

    Эхопраксия (Аудиокнига) - Уоттс Питер » Литература » Фантастика

    Опубликовал: bolt13 | 6 мая 2017 | Скачено: 1190 | Книги автора: Уоттс Питер

    Эхопраксия (Аудиокнига) - Уоттс Питер
    Автор: Питер Уоттс
    Название: Эхопраксия
    Серия или цикл: Огнепад
    Издательство: аудиокнига своими руками
    Озвучивает: BlackTracktorist
    Год издания аудио книги: 2017
    Жанр: фантастика
    Аудио: MP3, 128 Кбит/с
    Продолжительность: 12:04:32
    Язык: русский
    Размер: 664 Mб

    Дэниел Брукс, удалившись в самоизгнание после ошибки, унесшей жизни семи тысяч четырехсот восьмидесяти двух пациентов, вынужден искать спасения от боевых зомби в монастыре таинственного ордена Двухпалатников. Он и не знает, что из орегонской пустыни ему суждено попасть в огненное сердце Солнечной системы, в гости к божеству медлительней ледников, проницательней вампиров и безжалостней безумных ученых. Терновый венец человечества вот-вот повернется иглами внутрь, ну а пока что-то огромное и чуждое за пределами терзаемой Сингулярностью Земли, в бесконечном фрактальном пейзаже солнечных протуберанцев, пытается представить себе, что значит быть Сири Китоном...

    Аудиокниги серии «Огнепад»:
    1. Ложная слепота
    + Полковник
    + Боги Насекомых
    2. Эхопраксия

    Скачать: Эхопраксия (Аудиокнига) - Уоттс Питер

     

    Прелюдия

    Построить систему естественной морали почти невозможно. Природа не знает нравственных принципов. Она не дает нам никаких оснований считать, что человеческая жизнь достойна уважения. Равнодушная природа не делает разницы между добром и злом.

    Анатоль Франс [Цитата из романа «Восстание ангелов» (1913), пер. М. Богословской, Н. Рыковой. (Здесь и далее в тексте, кроме раздела «Примечания и ссылки», — примечания переводчика.)]

    Белая комната, лишенная теней и топографии. Нет углов, и это очень важно. Нет закоулков, мебели, направленного освещения, геометрии света и тени, чьи пересечения под тем или иным углом можно принять за крестное знамение. Стены — точнее, стена — единая изогнутая поверхность с легкой биолюминесценцией; сферический вольер, сплющенный снизу в неохотной уступке двуногим условностям. Гигантская матка диаметром три метра, в которой сейчас хныкал зародыш, клубком свернувшийся на полу.

    Матка, только кровь снаружи.

    Зародыш звали Сачита Бхар, и эта кровь была в ее голове. Они уже вырубили камеры и все остальное, а она никак не могла забыть того, что увидела: комнату отдыха, гистолабораторию, даже чулан — черт возьми, грязную крохотную каморку на третьем этаже, где спрятался Грегор. Сачи не видела, когда его отыскали. Она перескакивала с канала на канал, лихорадочно ища признаки жизни, но находила только мертвых с выпущенными кишками. К тому времени, когда дошла до камеры с чуланом, монстры ушли.

    Грегор так любил своего дурацкого хорька. Еще этим утром Сачита ехала с Грегором в лифте и запомнила его полосатую рубашку. По ней и опознала кучу, оставшуюся в каморке…

    Сачита увидела часть резни, прежде чем отключились камеры: друзей, коллег, соперников убили без жалости и каких-либо предпочтений; их выпотрошенные останки разбросали по лабораторным столам, рабочим станциям и туалетным кабинкам. Сигналы с камер шли прямо в имплантаты, вживленные ей в голову, но Сачита, несмотря на доступ к повсеместному наблюдению, даже не заметила существ, которые все это сделали. Тени, максимум. Проблеск тьмы, когда одинокий охотник попадал в слепое пятно камеры. Они убили всех, но не позволили увидеть себя никому, даже собратьям.

    Подопытных всегда держали поодиночке. Для их же собственного блага, разумеется: посади двух вампиров в одну комнату, и вшитая в подкорку территориальность через секунду заставит их рвать друг другу глотки. И все же почему-то они работали вместе: полдюжины, взаперти, без связи, совершенно неожиданно начали действовать как слаженная команда. Захватили здание, ни разу не встретившись, и даже в разгар бойни, в последние секунды перед тем, как умерли камеры, вампиры остались невидимыми. Сачита будто видела резню краем глаза.

    «Как они это сделали? Как справились с углами?»

    Кого-то другого могла поразить такая ирония судьбы: Бхар спряталась в убежище для монстров — одном из немногих мест в проклятом центре, где те могли открыть глаза, не рискуя получить смертный приговор. Здесь были запрещены прямые углы, подвергали испытаниям ахиллесову пяту и создали свободную от крестов зону, где строго контролировали геометрию и оптимизировали нейрологические поводки. В любом другом помещении остроконечность цивилизации грозила вампирам со всех сторон: столы, окна, миллионы пересекающихся линий техники и архитектуры только и ждали момента, чтобы спровоцировать эпилептический припадок. Монстры не могли — не должны были! — и часа протянуть снаружи без антиевклидиков, подавлявших «крестовый глюк». Только здесь, в белой матке, куда бедная и глупая Сачита Бхар прибежала, когда погас свет, они могли открыть незащищенные глаза.

    Теперь одно из чудовищ стояло рядом с ней.

    Она его не видела: крепко зажмурилась, пытаясь побороть образы массовой резни, намертво застывшие в мозге. И ничего не слышала, кроме непрекращающегося животного стона, исходившего из ее собственного горла. Вдруг что-то выпило часть света, падавшего на лицо Сачиты. Вращающаяся багровая тьма под веками еле заметно, предательски померкла, и Бхар все поняла.

    — Привет, — сказало оно.

    Она открыла глаза. Перед ней стояла женщина, которую назвали Валери, по имени ведомственной председательницы, уволившейся год назад. Вампирша Валери.

    Ее глаза отражали отфильтрованный до красного свет: кроваво-оранжевые звезды на лице, зардевшемся от бойни. Она возвышалась над Сачитой — неподвижная как статуя насекомого, даже дыхание почти не ощущалось. За секунды до смерти выбора не оставалось, и некая подпрограмма в мозгу Бхар стала отмечать морфометрию: нечеловечески длинные конечности и тощую, тепловыделяющую аллометрию метаболического двигателя, работающего на всех парах. Немного выступающие мандибулы, волчьи настолько, насколько гоминид мог себе позволить, чтобы разместить весь набор зубов. Нелепый бирюзовый халат, композитная ткань со смартпапиром и встроенной телеметрией: похоже, сегодня для Валери запланировали физические процедуры. Румяный цвет лица, кровавый паводок вазолидации хищника в режиме охоты. И глаза, эти ужасающие светящиеся проколы…

    Наконец, программа засекла: «Зрачки сузились. Она не на евклидиках».

    Неожиданно Сачи выхватила крест — аварийный выключатель на случай непредвиденных ситуаций; талисман, который вручали каждому в первый день вместе с удостоверением: его эмпирически протестировали и опробовали в боевых действиях. Наука возродила символ после бесчисленных веков, проведенных им в трущобах религиозного фетишизма. С отчаянной храбростью Сачи протянула его перед собой и большим пальцем нажала на кнопку. С каждого конца распятия выскочили расширители на пружинах, и крохотный карманный тотем неожиданно стал метровым с каждой стороны.

    «Тридцать градусов зрительного диапазона, Сачи. Может, сорок для особенно стойких. Убедись, что вампир находится перпендикулярно линии взгляда, и углы работают на девяносто градусов. Стоит этим малышам попасться на глаза упырям и покрыть достаточную площадь зрительной зоны, их кора головного мозга поджарится, как электрическая цепь в грозу».

    Это слова Грега.

    Валери склонила голову набок и изучила артефакт. Сачита знала, что ужасающее создание может рухнуть в любую секунду, превратившись в судорожно дергающуюся массу искрящихся синапсов: дело было не в вере, а в нейрологии.

    Монстр наклонился чуть ближе и даже не поморщился. Сачи обмочилась.

    — Пожалуйста, — всхлипнула она.

    Вампирша ничего не ответила.

    Слова полились рекой:

    — Простите меня! Я в этом не участвовала. Не до конца, понимаете? Я лишь аспирантка, аналитик, хотела собрать материал для диссертации. Знаю, это неправильно и похоже на рабство, и я все понимаю, и это… Уродская система, а мы — последние уроды, раз так поступили с вами. Но это была не я, понимаете? Я не принимала решения, появилась позже. Я здесь даже не работаю, только материал для диссертации собирала. И все! Я могу понять, как вы себя чувствуете и почему нас ненавидите. Я бы тоже ненавидела. Но, пожалуйста, пожалуйста, прошу вас… Я лишь студентка…

    Прошло время, Сачита не умерла и даже осмелилась взглянуть на вампиршу. Та смотрела куда-то влево, за тысячи световых лет отсюда. Она казалась рассеянной, даже растерянной. Но они всегда так выглядели: их разум обрабатывал дюжины параллельных цепей одновременно и десятки перцептивных реальностей, таких же настоящих, как и та, в которой обитали люди.

    Валери опять склонила голову набок, будто прислушиваясь к тихо звучащей музыке. Она почти улыбалась.

    — Пожалуйста… — прошептала Сачита.

    — Нет злости, — сказала Валери. — Не хочется мести. Ты не имеешь значения.

    — Не имею, но… — Кровь и трупы. Здание набито телами и монстрами. — Чего вы тогда хотите? Пожалуйста, я все…

    — Хочу, чтобы ты представила Христа на кресте.

    Разумеется, как только образ появился, не представить его было невозможно. Сачита Бхар даже успела удивиться, когда конечности неожиданно свело спазмами, нижнюю челюсть напрочь вывихнуло из сустава, а тысячи кровавых ударов булавками вонзились в заднюю стенку черепа. Она попыталась закрыть глаза, но не имеет значения, какой свет падает на сетчатку, зрение ни при чем. В глубине мозга разум генерирует собственные образы, их отключить невозможно.

    — Да, — Валери задумчиво щелкнула. — Я учусь.

    Сачита умудрилась заговорить. Это был самый трудный поступок в ее жизни, но она знала — так надо, ведь он последний. И она призвала на помощь всю силу воли, остатки энергии и каждый синапс, который еще не получил команду на самоуничтожение, и заговорила. Потому что больше ничто не имело значения. Бхар действительно хотела знать:

    — Учишься? Чему?

    Она не смогла произнести вопрос до конца. Но мозг, горевший в пламени короткого замыкания, сумел выдать последнее озарение в статике, пожирающей все вокруг: «Вот на что похож „крестовый глюк“. Вот что мы с ними делали. Вот что…»

    — Дзюдо, — прошептала Валери.

    Примитив

    В конечном итоге наука — лишь корреляция.

    Неважно, насколько эффективно она использует одну переменную для описания другой: ее уравнения по сути дела покоятся на поверхности черного ящика. (Святой Герберт, наверное, выразил это наиболее кратко, заметив, что все доказательства неминуемо сводятся к предположениям, не имеющим никаких доказательств.) Таким образом, разница между наукой и верой заключается в способности предвидения — не более, но и не менее. Научные озарения показали себя лучшими предсказателями, чем духовные, по крайней мере, в мирских делах. Они господствуют не потому, что отражают истину, а потому, что работают.

    Орден Двухпалатников представляет собой невероятную аномалию в достаточно однородном пейзаже. Их методологии, полностью основанные на вере, бесцеремонно заходят в метафизические пространства, отрицающие эмпирический анализ. Тем не менее они постоянно и последовательно получают результаты с более сильной способностью предвидения, чем у обыкновенной науки. (Как они это делают, неизвестно; существуют лишь свидетельства того, что они каким-то образом перепаивают височную долю, усиливающую контакт с божественным.)

    Рассматривать подобный прецедент как победу традиционной религии было бы опасно и чрезвычайно наивно. Это не так. Успех Двухпалатников — это победа радикальной секты, которой меньше пятидесяти лет от роду. А цена этой победы — разрушение стены между наукой и религией. Уступка Церкви физическому миру повлияла на историческое перемирие, позволившее вере и разуму сосуществовать до сего дня. Кого-то может порадовать зрелище нового восхождения веры в глазах человека. Но это не наша вера. Да, она по-прежнему уводит потерянных агнцев от бездушного эмпиризма светской науки, но дни, когда она направляла их в любящие объятия Спасителя, уходят в прошлое.


    Оцените аудиокнигу : Эхопраксия (Аудиокнига) - Уоттс Питер

    Поделись ссылкой с другом :
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Бесплатно :

    Друзья аудиокниг


    Рекомендуй сайт AudioKnig.su знакомым. ЖМИ






    Все бесплатные аудиокниги на сайте

    Редактора audioknig.su

    Аудиокниги по авторам

    Абдуллаев Чингиз
    Азимов Айзек
    Акунин Борис
    Алексеев Сергей
    Баженов Виктор
    Беляев Александр
    Белянин Андрей
    Брэдбери Рэй
    Булгаков Михаил
    Булычев Кир
    Бушков Александр
    Быков Дмитрий
    Васильев Андрей
    Верн Жюль
    Вильмонт Екатерина
    Воронин Андрей
    Гаррисон Гарри
    Гоголь Николай
    Головачев Василий
    Горький Максим
    Гришэм Джон
    Громов Александр
    Громыко Ольга
    Деревянко Илья
    Диккенс Чарльз
    Донцова Дарья
    Достоевский Фёдор
    Достоевский Федор
    Дюма Александр
    Емец Дмитрий
    Желязны Роджер
    Жюль Верн
    Задорнов Михаил
    Злотников Роман
    Калугин Алексей
    Каменистый Артем
    Кинг Стивен
    Конторович Александр
    Корецкий Данил
    Корнев Павел
    Крапивин Владислав
    Кристи Агата
    Круз Андрей
    Кунц Дин
    Куприн Александр
    Лавкрафт Говард
    Левицкий Андрей
    Леонов Николай
    Лермонтов Михаил
    Лесков Николай
    Ливадный Андрей
    Лондон Джек
    Лукьяненко Сергей
    Мазин Александр
    Маринина Александра
    Мартин Джордж
    Набоков Владимир
    Олди Генри Лайон
    Орлов Алекс
    Островский Александр
    Панов Вадим
    Пелевин Виктор
    Перумов Ник
    Пехов Алексей
    Пикуль Валентин
    Полякова Татьяна
    Полянский Сергей
    Пратчетт Терри
    Прозоров Александр
    Прокофьева Софья
    Пушкин Александр
    Роулинг Джоан
    Рубина Дина
    Сименон Жорж
    Солженицын Александр
    Стаут Рекс
    Стругацкие Аркадий и Борис
    Тармашев Сергей
    Твен Марк
    Толстой Алексей
    Толстой Лев
    Тургенев Иван
    Устинова Татьяна
    Фрай Макс
    Чейз Джеймс Хедли
    Чехов Антон
    Шекли Роберт
    Шекспир Уильям
    Шелдон Сидни
    Шелонин Олег


    Все авторы аудиокниг