Земля лишних. Простые оружные парни (Аудиокнига) - Стрельников Владимир

12 января 2018 | Книги автора: Стрельников Владимир

Земля лишних. Простые оружные парни (Аудиокнига) - Стрельников Владимир
Автор: Владимир Стрельников
Название: Земля лишних. Простые оружные парни
Серия или цикл: Мир «Земли лишних», Простые оружные парни
Издательство: ИДДК
Озвучивает: Доронин Максим
Год издания аудио книги: 2018
Жанр: фантастика
Аудио: MP3, 60 Кбит/с
Продолжительность: 09:21:13
Язык: русский
Размер: 246 Mб

Раскаленное светило уже третье десятилетие смотрит на новых обитателей этого мира. Сначала это были первопроходцы, прокопченные, отважные мужчины и женщины, идущие в неизвестность и мечтающие о новых горизонтах. Потом появились первые поселенцы, построившие свои городки и фермы. Потом первые бандиты, начавшие охотиться на караваны переселенцев, а за бандитами стали охотиться егеря и минитмены.
Сейчас же солнце видело в этих местах сильных людей, строящих заводы и железные дороги, осваивающих пастбища и целинные земли. Людей, умеющих работать на совесть и драться за себя и друзей. Сильных людей, основу которых составили парни с рабочих окраин.

Скачать: Земля лишних. Простые оружные парни (Аудиокнига) - Стрельников Владимир

 

Текст аудио книги:

 

— Лень, ты как обычно, к мадам Эльзе? — С соседней койки на крупного, аккуратно выбритого и причесанного блондинистого парня лет двадцати пяти в выгоревшей, но чистой рубашке, бывшей когда-то зеленой в мелкую серую клетку, потертых джинсах и высоких ботинках, сонно поглядел Ромка Климов. Зевнул, обдав его «выхлопом» после вчерашнего. — Неинтересный ты мужик: пьешь мало, к шалавам ходишь по расписанию… Не русский, а немчура похлеще Генриха, тот хоть за воротник заложить не промах. — Ромка сел, спустив почти до пола волосатые ноги, почесал грудь. — Будь добр, подай водички, трубы горят.

— Держи, страдалец. Сколько раз тебе говорил — не стоит мешать виски, водку и пиво! — Названный Леонидом зачерпнул из желтого пластикового ведра кружку воды, протянул ее соседу. — Смотри, сильно не похмеляйся, бригадир тебя на карандаше держит. — Ромка благодарно кивнул и крупными глотками осушил помятую эмалированную кружку. Остальные мужики еще дрыхли, оглашая пространство разнообразными руладами храпа.

— Не знаешь, кто стрелял? — возвращая кружку Леньке, спросил Климов.

— Вроде как охотники льва убили, какого-то рыбака скрадывал. А потом толпой, с собаками и плясками, по следам льва ушли, тейп его дербанить. Ладно, Ром, я пошел. — Парень взял с койки свою винтовку, набросил на плечо разгрузку и вышел из палатки. Отряхнув, надел на голову кепку. Поглядел на сонный лагерь «Конца путей», усмехнулся. Хорошо вчера работнички погудели. Пять с лишним сотен здоровых мужиков после недели тяжелой работы (да еще и субботу до обеда прихватили) отрываются совсем не по-детски. Ладно хоть главный босс — мистер Перкинс — своей волей разделил девок в публичном доме на три этапа пользования. Часть мужиков отдыхают там во вторник, еще часть — в четверг, в основном из числа водил грузовиков и персонала лагеря. А вот парни, работающие на удаленных участках, пользуют девиц в воскресенье, а то пятьсот мужиков единомоментно стерли бы полсотни проституток до простыней. И вообще, такое из-за девок могло случиться, что мало никому бы не показалось. Замаялись бы вагоны по степи собирать. И то удивительно, что ни одного случая с оружием не было, хотя вооружены все поголовно; правда, мордобоев тут хватает. Слишком места пока здесь дикие, в шести сотнях километров на восток от Форта Ли: Южная дорога проходит по берегу Залива, а компания строит «железку» здесь. И вокруг путей и строящих их рабочих и инженеров на три сотни верст вряд ли еще люди найдутся, кроме как вдоль нитки железной дороги, да и тех очень немного, в основном дежурные в парках тяжелой техники.

При воспоминании о мордобитии Леонид Панфилов поморщился и потер левую скулу. Вторая неделя пошла, а синяк еще не сошел. Хорошо ему Майкл Хиггинс приложил, говорить нечего. Впрочем, у его противника тоже на зуб меньше стало. И чего они поспорили, не помнят ни Леонид, ни Майкл. И слава богу, что оба сдержались, а то так легко вряд ли отделались бы. Майкл-то — «маринз» бывший американский, а Леонид срочку в частях охраны РВСН оттянул, тоже еще та контора. Так что Панфилов подбросил на плече свою АВТ-40 и пошел вдоль длинного ряда тяжелых самосвалов к десятку вагонов в тупике.

— Доброе утро, мадам. Не знаете, кто из «моих» девочек свободен? — поднявшись по ступеням в прохладный кондиционированный тамбур, поинтересовался Леонид у высокой темноволосой и синеглазой женщины лет тридцати пяти, сидящей за откидным столом. Хозяйка этого борделя передвижного, мадам Эльза. Очень красивая, холодная как лед, постоянно одета в глухие платья темных тонов, не обращая ни малейшего внимания на здешнюю жару и палящее солнце.

— Мари и Клер заняты, из «твоих» девочек свободна Любка. Как обычно, три часа? С тебя шестьдесят экю. — Женщина коротко взглянула на него огромными своими глазищами. Ух, аж мороз по шкуре у парня пробежал: как будто ведьма глянула…

— Держите. — Он протянул три пластиковые карточки по двадцатке.

— Проходи. — Мадам откинула турникет, протянула номерок с указанным временем. — Любке скажешь, что я ее приму через полчаса после того, как закончит обслуживать тебя. Где ее номер, ты знаешь.

— Хорошо, мадам Эльза. — Парень кивнул, прошел мимо нее в коридор вагона. Поздоровался с сонным вышибалой и двинулся во второй вагон.

Из-за закрытых дверей доносились глухой смех, приглушенные стоны и охи — короче, все то, что и должно доноситься из-за дверей номеров публичного дома. Сказал бы ему кто-нибудь месяца четыре назад, что он платить будет за перепих и покупать себе девушек на ночь, Леонид бы посмеялся. Еще как бы посмеялся! Все-таки один из первых парней на деревне был, завидный жених. Но то уже в Лету кануло, а здесь других женщин нет на хрен знает сколько миль вокруг, в километрах это еще больше, и подержаться за сиськи порой просто ужас как охота. Так что Леонид понемногу втянулся, хотя сначала как-то не по себе было.

— Любка, ты одна? — Ленька постучал в дверь купе. Мало ли — хоть Эльза учет и ведет, но может быть всякое…

— Одна, одна; заходь, — открыла ему дверь сонная хохлушка. Зевая, повернулась к Леониду спиной и порулила к широкой кровати. — Ты давай, разоблачайся покамест.

— Угу, — ответил он, ставя свою винтовку в маленькую пирамиду рядом с АКСУ Любки, одним глазом кося на круглый зад девушки, обрисованный шелковым халатом. — Опять всю ноченьку пахала?

— Почти всю, но это не твое дело, — отрезала Любка, снимая с себя халат. Легла на спину, закинув ногу на ногу, и с интересом смотрела на парня, прыгающего на одной ноге в одном ботинке и спущенных джинсах. Блин, поторопился он с ботинками, теперь никак шнурок не распутает.

— Ты так долго, мой рыцарь… — пропела Любка, начиная хихикать, — смотри, копье опадет.

Рявкнув от злости, Леонид распорол выкидным ножом шнурок, швырнул ботинок в угол, рывком стянул брюки и скакнул к кровати. Схватил девушку за плечи, перебросив ее головой к середке кровати так, что ее шикарные русые волосы живописно рассыпались по плечам и простыне, закинул ее ноги себе на плечи…

— Люб, ты чего такая задумчивая? — спросил довольно лежащий на животе парень девушку, которая массировала ему широкую спину после постельных баталий. — Обычно найдешь, чем подначить.

— Знаешь, меня замуж зовут, — ответила она, немного помолчав.

— И кто это? — Перевернувшись, он подтянул ее за руку к себе и стал ласкать ее нежные и тяжелые груди. Красивая девка Любка, и все у нее на месте. А у него еще минут тридцать осталось, нужно их использовать.

— Сэмюэль Саккет, охотник. Знаешь его, он дичину добывает для компании?

— Сэма? Знаю, здоровый такой молчаливый мужик, у него еще усы, как подкова. Он частенько у нас в карьере ночует. Неплохой вроде мужик, спокойный как танк, посмеяться не дурак, и я не видел, чтобы он своих собак пнул или еще как обидел. Только он же тебя старше лет на пятнадцать, ему точно сороковник есть… — Леонид ухватил девушку вместо сисек за талию, приподнял и опустил ее на себя. — Давай, Люб, обзывала меня жеребцом, будь наездницей. Слушай, Люб, интересно: у меня же ладони в мозолях, как наждачка, а ты ни разу не пожаловалась, что я тебя за сиську не так цапнул или еще что… Моя прошлая постоянно ныла.

— Лень, мне уже двадцать восемь. Такие молодые парни, как ты, меня пользуют, но никто в жены брать не хочет. А Сэм добрый. И ты тоже добрый, поэтому ты даже такими грубыми ладонями ласкаешь, а не тискаешь. — И Любка начала раскачиваться на нем, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее…

— Ты вот что хочешь? — выгоняя парня из тесного душа, спросила девушка. — Где жить, с кем жить?

— Ну мне пока и так интересно, я здесь всего третий месяц. Еще серьезно не задумывался, — вытираясь широким полотенцем, ответил Леонид. — В Русской Республике, наверное, осяду, только нужно узнать про нее побольше. Не знаешь, кто может рассказать? — Он глянул в душевую и едва увернулся от мочалки.

— Не лезь, твое время вышло. Меня ведь Эльза для чего звала: Сэм к ней подходил. Похоже, Лень, ты последний парень из карьеры Любки-шлюхи. — Люба вышла из душа в распахнутом халатике, потянулась: — Хороша?

— Хороша! — честно ответил Ленька, любуясь красивым женским телом.

— Вот и ладно, пусть я такой моему мужу и достанусь, — посерьезнела девушка. Зашла за ширму, кинула на нее халатик и начала переодеваться. — Лень, у меня ведь дочь в Старом мире осталась, когда меня сюда с Тверской выловили. Я потом через Орден связалась, деньги перевожу постоянно, но куда мне их тянуть, с моей мамой вместе? Чтобы они узнали, что я проститутка? Три с лишним здешних года уже сердце себе рву. Дочка в школу без меня пошла. А Сэм обещает мне, что мы переедем на новые земли, на север. Туда, где Форт Росс недавно русские отстроили. Построим ферму, выпишем моих дочку и маму. Меня там вряд ли кто знает вообще, а через пяток лет и забудут, что такая Любка работала в Форте Ли и его окрестностях. Пошли? — Любка, одетая в серые джинсы и серую же маечку, вышла из-за ширмы и стала выталкивать клиента из своего купе. — Да, насчет Русской Республики — зайди к Джессике в интернет-кафе и поищи в сети сайты из Москвы, Новой Одессы и Демидовска.

— Спасибо за совет, я и не знал, что здесь Интернет уже есть. На базе мне сказали, что пока его нет на Новой Земле, — забирая винтовку из пирамиды, сказал Леонид. Взял разгрузку, повесил ее на одно плечо. Нагнувшись, поднял выкидуху, сложил ее и положил в задний карман джинсов.

— На базах, может, и нет, а у нас есть. Везде, где «железку» проложили, оптику бросили. Так что Русская Республика, Республика Техас, Конфедерация связаны внутренней сетью… Ой, ты бы свой дрын поменял, что ли? — Любка недовольно потерла локоть, случайно задев его винтовку.

— Она меня вполне устраивает, — усмехнулся Панфилов, выходя в тамбур. — До свидания, мадам Эльза. Люб, спасибо. — И спрыгнул на крупную гальку. Огляделся, щурясь от солнца, поправил кепку-восьмиклинку и пошел к палатке в другом конце лагеря. Жарко уже, скоро пекло начнется.