Империя Джи. Рождение экзекутора (Аудиокнига) - Становой Марика

25 февраля 2018 | Книги автора: Становой Марика

Империя Джи. Рождение экзекутора (Аудиокнига) - Становой Марика
Автор: Марика Становой
Название: Империя Джи. Рождение экзекутора
Серия или цикл: Империя Джи
Издательство: Аудиокнига своими руками
Озвучивает: Олег Олешник
Год издания аудио книги: 2018
Жанр: фантастика
Аудио: MP3, 96 Кбит/с
Продолжительность: 19:20:09
Язык: русский
Размер: 805 Mб

Люди изобрели лекарства от всех болезней и даже смерти. Исчезли войны, голод и жажда богатства. Каждый делает то, к чему располагает талант. Император Джи — учёный и сильнейший телепат, иногда провоцирует катастрофы и революции. Ведь во время катаклизмов рождаются гении, которые приносят свежие идеи и выводят цивилизацию на новый виток. Однако любой переворот — это риск. Император и его сторонники могут погибнуть.
Император похищает земную девочку Крошку. Она становится его экзекутором — могучим телепатом, метаморфом, орудием и оружием власти. Император уверен: Крошка будет его защитой.
Жанр: социально-психологическая фантастика с элементами эротики и ужаса.
Человек может всё, но живет в плохо обставленной квартире на краю социума... Почему?

Аудиокниги серии «Империя Джи»:
1. Рождение экзекутора
2. Смерть экзекутора
3. Жизнь экзекутора

Скачать: Империя Джи. Рождение экзекутора (Аудиокнига) - Становой Марика

 

Текст аудио книги:

 

Осенние листья неслышно порхали вдоль ног у дорог. А ветер вальяжный небрежно их в кучу большую сберег. Вновь прыгнул скучающим тигром и снова копну разметал. Рисунок души моей тихо вспорхнул и, разорвавшись, упал. (Случайная запись из дневника шестой Крошки) Вдо-ох и выдох. Крошка расслабилась. Дыхательная маска облепила лицо противной медузой, заткнув уши и не давая открыть глаза. Тело утоплено в проводящем растворе, и так надежно закреплено, что не пошевелиться. Голову сжимает обруч с пронзившими мозг электродами, но мысль… мысль свободна. Вдох, выдох. Оставленная лаборантом глубокая круглая рана в подреберье благополучно зарастала, распространяя по всему телу волны тягучего тепла и тупой, словно окрашенной густо-малиновым, пульсирующей боли от ускоренной регенерации. Крошка отстранилась от этой привычной и даже ласкающей боли — тело само знает, что делать, а она пока отдохнет, ощущая себя маленькой капелькой, укрытой где-то внутри головы, за глазами. Эта капелька пряталась, сжималась и только самым кончиком длинного трусливого хвостика трепетала, сросшись со вздрагивающим сердцем. Вдох, выдох. «Крошка, ты готова? Я вижу: рана уже зажила». Тест еще продолжался, и впереди было самое трудное. Крошка боязливо всхлипнула, но затем почувствовала, что Джи взял ее всю целиком в теплые фантомные ладони, успокаивая и ободряя. «Да, я готова». «Найди Вика». Крошка выпустила мысленный скан, облетая по спирали подземные этажи базы. Серые в ментальном зрении лаборатории. Светящиеся ауры людей и ажлисс… Казармы, гаражи, столовые и мастерские… Дальше! Многоцветье огоньков живых, глухое эхо андроидов и предметов, абрисы помещений и зданий. Императорские покои, жилые сектора, офисы и служебные помещения… Еще дальше… Арена, полигон, станция подземки, дорога в город… Люди, животные в парке… Выше… А! Над полигоном висел маленький флаер, и в нём — мягкая и родная аура Вика, секретаря императора. Крошка безмолвно окликнула его, тронув волоконцем мысленного контакта. «Привет, Крошка! — отозвался Вик. — Уже? Начинаем?» «Да». «Следуй за мной!» — Вик медленно полетел прочь. А тело Крошки вдруг захлебнулось и выгнулось дугой, будто заживо сгорая в раскаленной магме, в которую превратился электролит. Крошку затопила жгущая боль, взрывающая тело и голову. Крошка металась, пытаясь улететь вслед за мыслью. Тянулась и билась, но не могла вырваться. Она была прикована намертво. Мысль свободна, говорил Джи. Прими боль, говорил Джи. Пропусти боль сквозь себя, стань болью, и она поможет тебе, подтолкнет вдаль. Освободит скрытую силу. Но Крошка не могла. Боль не освобождала. Этот кошмар выедал тело изнутри и снаружи, а мысль билась в материальной оболочке, обгорая бабочкой в костре. Крошка чувствовала Джи, совсем близко — протяни руку и коснешься, он мог бы помочь! Но Джи закрылся. Она должна сама. «Ищи Вика!» — ударило мысленное напоминание. Но Вик потерялся. Она забыла про Вика. Крошка тянулась к Джи и не могла выбраться. Не могла прорваться сквозь монолит ужаса, раздавивший её волю, силы и желания. Остались только страх и боль. И она, сжавшись в маленькую песчинку, безвольно упала во всеобъемлющий мрак… Тьма неслышно зажурчала стекающим электролитом, обнажила мокрую холодную кожу и ушла. Крошка очнулась и сразу же задохнулась слезами под маской. Тестер пережёвывает её вот уже десять лет, а она всё не привыкнет! Непроизвольно дернулась всем телом, пытаясь вырваться из пут. Проверка закончилась, но боль продолжала вгрызаться в тело и душу, перемалывая каждую клеточку. Крошка заметалась мысленным сканом, нашла Джи — и он ответил, обволакивая ее любовью и нежностью. Пустил её к себе и мысленно обнял, окутал своим сознанием. Внушением спрятал боль, замещая чувства её тела, согревая и создавая фантомы ощущений. — Хакисс, результаты такие же, как и полгода назад, — Джи снял с её лица маску. — Зачем ты паникуешь? Ничего же страшного не происходит, ты не можешь умереть в тестере. И даже если умрешь, то это не смертельно, — губы Джи едва дрогнули, обозначая улыбку. Хакисс отвела глаза, пытаясь собраться с мыслями, с силами. По голому телу, несмотря на внушённые объятия теплых рук, пробежал озноб. Он назвал её Хакисс, не Крошкой, значит, действительно всё совсем плохо. Ниша тестера бесшумно повернулась и встала вертикально. Лаборант наконец ослабил крепления, и Крошка ступила неверными ногами на скользкий пол. Дрожа, вытерла слёзы и, удерживая плач в больном горле, уткнулась лбом в грудь Джи. Он не любит, когда она плачет. Джи выдернул у стюарда толстую мохнатую простыню, завернул Крошку с головой в уютное тепло и подхватил на руки, отсылая андроида за обедом. Крошка расслабилась и положила голову императору на плечо. «Прости, у меня не получается. Это слишком больно». Говорить вслух не было сил. Хотелось забыть ослепляюще-белый зал подземных лабораторий, всю эту императорскую базу вместе с бесполезными тренировками. И вот так раствориться в нежности и надежности, тепле и любви, исходящими от её Бога. Просто перестать быть. — Ты должна пересилить себя. Пропустить боль сквозь себя, стать ей. И выйти за пределы, расширить свои возможности. Ты права, десять лет учебы, а ты вдруг сопротивляешься и боишься сделать еще один шаг, а я не могу понять, почему ты не хочешь. Ты же знаешь, что потом всё будет хорошо. «Я сделаю тебе хорошо», — добавил он мысленно, убаюкивая внушенными нежными прикосновениями и фантомом счастья.