Привратник (аудиокнига) Дяченко Марина и Сергей

15 августа 2018 | Книги автора: Дяченко Марина и Сергей

Дяченко Марина и Сергей | Привратник (аудиокнига)
Аудиокнига: Привратник
Автор: Марина и Сергей Дяченко
Исполнители: Виктор Рибас, Роман Стабуров, Ольга Голованова
Жанр: фэнтэзи
Издательство: Медиа Книга
Формат: MP3
Битрейт аудио: 44100Hz\160Kbps
Размер архива: 623 MB

Руал Ильмарранен, обаятельный наглец, любимец судьбы и маг милостью небесной поплатился за собственную ошибку и три года провел в прихожей Великого мага Ларта Легиара, превращенный в вешалку. Долго пробывший в обличье вещи, он навсегда теряет магический дар и, после освобождения от заклятия, Маррана ожидает совсем иная жизнь, но… Где-то у дверей этого мира ждет таинственная и зловещая Третья сила и, согласно предсказанию, впустить ее может только некий Привратник. Легиар со своим слугой Дамиром, в надежде предотвратить катастрофу, отправляются на поиск Привратника. А перед странствующим Руалом встает нелегкий выбор…

Цикл "Скитальцы"
1. «Привратник» (1994)
2. «Шрам» (1997)
3. «Преемник» (1996) В виде аудиокниги пока не выходила.
4. «Авантюрист» (2000) В виде аудиокниги пока не выходила.


Скачать бесплатно аудиокнигу Дяченко Марина и Сергей | Привратник

 

Краткий текст аудио книги:

Часть третья Испытания

Лето перевалило через свой полдень и потихоньку, ни шатко ни валко, двинулось навстречу неминуемой осени.

Теперь он хромал меньше и мог преодолевать большее расстояние, прежде чем падал от усталости.

Днём солнце удивлённо таращилось на странного человека, который с достойным удивления упорством шёл бесконечными, пыльными и поросшими травой дорогами — шёл вперёд без цели и надежды, просто затем, чтоб идти. Ночью звёзды равнодушно смотрели, как он искал пристанища и часто, не найдя его, засыпал под открытым небом. Время от времени и солнце, и звёзды подёргивались клочьями туч, бесновались грозы, проливались дожди — а человек всё шёл, без цели, без надежды, и не было, по-видимому, причины, которая могла бы заставить его остановиться хоть ненадолго.

Древние леса сменились редкими рощицами, а потом бесконечной степью, похожей на стол под ворсистой скатертью. Затем дорога, кажется, повернула — вдали замаячили подобия гор, но дорога повернула ещё раз, решительно, круто, и горы остались где-то сбоку, чтобы вскоре скрыться совсем.

Люди, жившие в окружении лесов, были поджарыми и недоверчивыми; жители степи охотнее пускали путника на ночь, разрешали отработать ужин и часто давали ему в дорогу лишний кусок хлеба. Он пил воду из редких придорожных колодцев. Иногда колодец оказывался пуст, и тогда он страдал от жажды сильнее, чем от тоски. Степь угнетала его — ему казалось, что на него смотрят. Ощущение это порой было так сильно и явно, что, засыпая, он привык натягивать рваную куртку на голову.

Когда по дороге снова стали попадаться редкие рощицы, он ненадолго вздохнул свободнее, но потом вдруг пришло чувство некоего неясного беспокойства.

Однажды вечером он развёл свой костёр под одиноким деревом в чистом поле.

Трещали щепки в огне; их, впрочем, должно было хватить ненадолго, а достать огромную сухую ветку, сломанную когда-то бурей и нависавшую теперь над головой, у него не хватало сил. Побои, едва не стоившие ему жизни, напоминали о себе чаще, чем хотелось бы.

Он смотрел в огонь и вспоминал печку в маленьком доме, где сидит за оструганным столом печальная женщина, качает детскую кроватку и смотрит на белый лоскут, запятнанный кровью. Его рука бездумно опустилась за пазуху и извлекла свёрток. Упала в темноту грязная тряпица.

Золотая ящерица смотрела изумрудными глазами в его потухшие глаза. Плясали отблески огня на грациозно выгнутой спинке.

Я проиграл, сказал себе Руал Ильмарранен. Я проиграл, теперь уже окончательно и бесповоротно. Мне никогда не вернуться к тебе, мне никогда не отомстить за то, что со мной сделали.

Будто ветер прошёлся в древесной кроне у него над головой; вздрогнули простёртые к небу высокие ветки. Нечто незнакомое, густое, тёмное поднялось волной в Руаловой душе, поднялось и перехватило дух. Там, внутри Ильмарранена, шевельнулось чувство, которому не было названия, и — наваждение! — он ясно услышал своё имя, его окликнули. Заметался, оглядываясь — никого. Наваждение исчезло.

Догорал костёр. Руалу нечем было поддержать гаснущий огонь. Он просто сидел и бездумно смотрел, как щепки обращаются в пепел. Ящерица смотрела тоже.