Дочка людоеда (АудиоКнига) - Гуськов Михаил

13 октября 2018 | Книги автора: Гуськов Михаил

Дочка людоеда (АудиоКнига) - Гуськов Михаил
Автор: Гуськов Михаил
Название: Дочка людоеда
Читает: Терновский Евгений
Жанр: юмористическое фэнтези
Язык: русский
Издательство: нигде не купишь
Формат: MP3
Битрейт аудио: 128 kbps
Размер архива (+ инф.восстановления): 1400 MB
Время звучания: 25:13:51

Бесовско-авантюрно-любовно-философско-юмористическое фэнтези Михаила Гуськова соткано из множества самых невероятных приключений героев в Москве и других экзотических городах земного шара.

"Ну что, опять нарушаем? Опять говорим с незнакомыми... Аркадий, ты даже притащил этого старичка к себе в гости... Говоришь, умер он прямо у тебя дома... Говоришь, что он оставил тебе сведения о сокровищах? И что? Ну и в какую историю ты вляпался? Посмотри сам: кругом ведьмы, колдуны, людоеды, упыри... Не слишком ли много для тебя?"

Скачать аудиокнигу Гуськов Михаил - Дочка людоеда

" Аркадий Михайлович Недобежкин, двадцатишестилетний слегка мрачноватый аспирант кафедры истории СССР, совершенно случайно стал убийцей.

   Это произошло так. На радостях, что он удачно прошел предзащиту своей кандидатской диссертации, что оппоненты его и срок защиты уже назначены, что Валя Повалихина, по-видимому, влюблена в него, он всю неделю ходил в приподнятом настроении, и надо ж ему было, зайдя в Елисеевский магазин, где он купил провизии себе и своим животным – кошечке и щенку, – пойти на вечерний сеанс мультфильмов в кинотеатр "Россия". Там его место оказалось рядом с неопрятным седым сопливым старикашкой со старушечьей сумкой-баулом на коленях. От этого старикашки в другое время аспирант постарался бы держаться подальше, но сейчас, в эйфории успеха, он, как солнце, решил бросить луч своего счастья и на эту полумертвую пустыню. Старик, судорожно сжимавший на коленях свою нищенского вида суму, оживился, залез грязными руками в пакет с печеньем, протянутый ему аспирантом, облился предложенными сливками, а по выходе из кино заявил, что ему некуда идти. Оказалось, что он приехал в Москву к дочери, а та не то развелась с мужем, не то собралась выходить замуж, не то переменила адрес или фамилию – Недобежкин не разобрал. Дело было вечером, и сердобольный молодой человек пригласил нищего к себе на Палиху переночевать, а утром обещал вместе с ним отправиться в адресный стол и разыскать его дочь. Еще в кинотеатре Недобежкин заметил, как народ брезгливо озирался на старика, а в троллейбусе пассажиры даже отшатнулись от „внучка" и „дедушки", как от зачумленных, образовав между ними и собой карантин пустоты, но аспирант бравировал своим великодушием и даже достал носовой платок и вытер старику нос, мало того, заставил старика несколько раз высморкаться в него, после чего демонстративно свернул и спрятал платок в боковой карман пиджака.
   Очутившись дома у Недобежкина, незнакомец повел себя как-то странно: стал бормотать про курицу, которая несет золотые яйца, что его заманили в Москву, чтобы убить, что его все равно убьют, так пусть лучше убьет хороший человек, раз время помирать подошло.
   – Да что вы, что вы, дедушка? – попробовал успокоить его аспирант. – Завтра все устроится, сходим в адресный стол, и все будет в порядке.
   – А эти еще откуда тут взялись? – вдруг побагровел и насупился.дедушка", увидев котенка и щенка, которым Недобежкин налил молока в одну миску.
   – Да вот на даче был у своего научного руководителя, вижу, тетка кошку топить тащит. Я ей говорю: „Жалко, небось?" А она как разорется: „Ишь вы, какие все жалостливые за чужой счет, а сами гроша ломаного за живую душу не дадите. Ну, купи, купи кошечку, если ты такой сердобольный! На, за червонец отдаю. Что, жалко червонца-то?" Почему, говорю, жалко? Заела она меня, форменная ведьма. Достаю червонец и беру кошку, а она шипит: „Вот еще щеночка не желаете ли спасти от утопления? Только это вам в двадцать пять рублей обойдется". Баба – садистка. Были бы свидетели, я б ее привлек; наверняка есть против таких статья какая-нибудь: „За глумление над новорожденными животными". От дал ей последние двадцать пять рублей, забрал и щенка, не идти же на попятный.
   Старик, вытаращив на Недобежкина глаза, выслушал этот рассказ и наклонился над черной кошечкой и рыжим щенком, при этом на кошечке шерсть встала дыбом, а щенок затявкал.
   – Что-то я не признаю, они это или не они?
   – То есть как – они или не они? – изумился аспирант.
   Старик словно опомнился и пояснил:
   – Смотрю, порода в них есть какая особая: кошка, может, сиамская, а щенок – не мопс ли? Нет, вижу, так, дрянь подзаборная. С родителей деньги-то, поди, тянешь, они на
   учебу дают, а ты щенков покупаешь. Ишь, псарню развел!
   У Недобежкина родители умерли, но он все-таки несколько устыдился: не стоило об этой покупке никому рассказывать, и, чтобы перевести разговор, сказал:
   – Давайте хоть познакомимся.
   Нищий старик с большими колебаниями, так словно бы сказать имя для него было равносильно выдаче тайны всей своей жизни, назвался:
   – Ангий Елпидифорович Хрисогонов.

   Недобежкин записал имя и фамилию в записную книжку."