Королева мечей (Аудиокнига) - Муркок Майкл

22 апреля 2018 | Книги автора: Муркок Майкл

Королева мечей (Аудиокнига) - Муркок Майкл
Автор: Майкл Муркок
Название: Королева мечей
Серия или цикл: Повелители мечей, Хроники Корума
Издательство: Аудиокнига своими руками
Озвучивает: Сергей Пухов
Год издания аудио книги: 2018
Жанр: фентези
Аудио: MP3, 128 Кбит/с
Продолжительность: 06:25:01
Язык: русский
Размер: 353 Mб

Хроники повествуют о приключениях вадхагского принца Корума Джайлина Ирси, называемого также Принцем в Алой Мантии. Раса вадхагов мирно доживала свой срок в замках, разбросанных по всему континенту, когда пришедшие с соседнего континента мабдены (люди) начинают разрушать замки один за другим, убивая всех вадхагов. Корум остается последним из своей расы и клянется отомстить. Постепенно он узнаёт, что за мабденами стоят Пиковые Владыки — Повелители Хаоса, и вступает в борьбу со слабейшим из них – Ариохом. Борьба заканчивается победой, но, изгнав одного, Корум вынужден начать борьбу с остальными..
Во втором томе «Хроник Корума» главный герой встречает Джери-а-Конела, вечного спутника героев. Вместе им предстоит сокрушить Королеву Мечей Ксиомбарг...

Аудиокниги романа-эпопеи «Повелители мечей»:
1. Рыцарь Мечей / The Knight of the Swords [= Валет Мечей; Рыцарь Шпаг] (1971)
2. Королева мечей / The Queen of the Swords (1971)
3. Король мечей / The King of the Swords (1971)

Скачать: Королева мечей (Аудиокнига) - Муркок Майкл

Текст аудио книги:

Вот уж летнее небо стало бледно-голубым над синевой моря, над золотистой зеленью лесов на материке, над поросшими травой склонами горы Мойдел и белыми стенами замка, венчавшего ее вершину. А последний из расы вадагов, принц Корум, Принц в Алом Плаще, забыл обо всем на свете из-за любви к прекрасной мабденской женщине, маркграфине Ралине из Алломглила.

В принце Коруме с первого взгляда можно было узнать вадага. Хотя его правый глаз был закрыт повязкой, украшенной драгоценными камнями, левый его глаз, настоящий, был большой, миндалевидный, с желтым зрачком и красной радужкой. Узкий и длинный череп, острый подбородок, заостренные кончики ушей, плотно прижатых к черепу и лишенных мочек. Светлые волосы, столь воздушные, что с ними не могли сравниться даже самые легкие кудри мабденских девиц. Широкий рот с полными губами и розовая кожа, усыпанная золотыми веснушками. Его можно было бы назвать красивым, если бы не отсутствие правого глаза и не жесткие, горькие складки вокруг рта. И еще, конечно, странная чужая рука, которая столь часто хваталась за эфес меча, что было сразу заметно, когда Корум откидывал свой алый плащ. На этой левой руке у Корума было шесть пальцев. Сама она как будто была скрыта под украшенной драгоценными камнями латной перчаткой. Но это только казалось. На самом же деле она была покрыта чешуей, выглядевшей как драгоценные камни. Странной и жуткой была мысль о том, что именно эта рука сокрушила сердце самого Рыцаря Мечей — герцога Ариоха, Владыки Хаоса, и позволила вернуться к власти лорду Аркину, Владыке Закона.

При первом же взгляде на Корума сразу становилось ясно: это человек, одержимый жаждой мести. Он, действительно, поклялся отомстить за гибель всех своих родных и уничтожить графа Гландита-а-Краэ, вассала короля Лир-а-Брода из Каленуира, правившего восточными и южными землями континента, когда-то принадлежавшими вадагам. Он поклялся служить Закону и бороться против Хаоса, которому поклонялись Лир и его подданные. Он никогда не забывал о своей клятве; благодаря ей он превратился в мужчину, в рыцаря, она остудила юношеский пыл в его крови и оставила неизгладимый след в его душе. И еще ему не давала покоя мысль о дарованной его телу мощи — руке Кулла и глазе Ринна.

Маркграфиня Ралина была прелестной женщиной. Густые пряди черных волос обрамляли ее нежное лицо, на котором выделялись огромные глаза и алый чувственный рот. Ее тоже все время беспокоили думы о колдовских дарах покойного волшебника Шула, но она старалась выбросить из головы мысли о нем, как прежде отгоняла от себя воспоминания о своем покойном муже, маркграфе, погибшем во время кораблекрушения при попытке добраться до Лиум-ан-Эс, страны, которой он верно служил и которую сейчас поглощало море.

Смеялась она гораздо чаще Корума, и это служило ему утешением в его горестях. Он нередко вспоминал о тех давно минувших днях, когда он тоже мог беззаботно смеяться, и воспоминания о былой беззаботности вызывали у него порой ощущение горькой утраты. В памяти его всплывали и иные видения — его семья, родные и близкие, лежащие поверженными у стен охваченного пламенем замка Эрорн; Гландит, размахивающий топором, с лезвия которого стекает кровь вадагов… Эти жуткие картины посещали его гораздо чаще, чем воспоминания о прежней мирной жизни. Они навеки поселились в его сознании, иногда заполняя его целиком, иногда отступая куда-то в темные уголки памяти, но никогда не оставляя его в покое. Лишь только его жажда мести начинала угасать, видения тут же напоминали о незаживающей душевной ране, и это чувство вновь охватывало Корума. Огонь, разъятая плоть, ужас… Варварские колесницы денледисси, окованные бронзой и железом, украшенные грубыми изображениями из золота… Косматые малорослые лошадки и мощные бородатые воины в доспехах, снятых с поверженных вадагов, их разверстые в победном кличе рты, а дальше, за ними, пылающие и рушащиеся башни замка Эрорн… Именно тогда Корум познал, что такое ненависть и ужас…

Жестокое лицо Гландита часто возникало в его памяти, заслоняя мертвые лица родителей и сестер, застывшие в предсмертной муке. И тогда он с криком просыпался среди ночи вне себя от ярости.

Лишь Ралина могла успокоить его, прижимая к себе и гладя его дрожащее от напряжения тело.

И все же в то лето выдавались дни, полные покоя, когда они медленно объезжали верхом окрестные леса, не опасаясь более лесных варваров. Их племена бежали еще в ту ночь, когда Гландит пытался штурмом взять замок. Они до смерти испугались корабля мертвецов, присланного волшебником Шулом и поднявшегося со дна моря под командой мертвого маркграфа, погибшего мужа Ралины.

Леса были полны жизни. Там бродили дикие животные, цвели яркие цветы, наполняя воздух густым ароматом. Эти мирные сцены способствовали тому, что раны в душе Корума понемногу заживали. Они были живым противопоставлением жестоким битвам, смерти и колдовству; они напоминали о том, что во Вселенной есть и нечто другое — спокойствие и красота, что Закон предлагает нечто большее, нежели просто порядок: он стремится обеспечить гармонию во всех Пятнадцати Плоскостях мироздания, чтобы все живое могло бы существовать во всем своем многообразии. И еще Закон обеспечивает такой мир, при котором все достоинства людей могли бы проявиться во всей полноте и развиться.

Однако Корум никогда не забывал, что, пока Гландит и те, кому он служит, еще живы, Закону постоянно угрожает опасность, что Страх, это разлагающее душу чудовище, по-прежнему способен восторжествовать надо всеми достоинствами и добродетелями.

Однажды, когда они с Ралиной медленно ехали по лесу, Корум вдруг сказал, глядя куда-то вдаль невидящими глазами:

— Гландит должен умереть!

Ралина лишь кивнула в ответ, даже не спросив, почему он вдруг вспомнил об этом: она уже не раз в подобных обстоятельствах слышала от него эти слова. Она лишь натянула поводья, остановив свою гнедую кобылу посреди поляны, покрытой цветущими люпинами и колокольчиками, спешилась и, подобрав расшитые парчовые юбки, грациозной походкой пошла по поляне, раздвигая цветы и высокую траву. Корум, сидя в седле, наблюдал за нею и наслаждался ее красотой. А она, прекрасно зная, что он на нее смотрит, продолжала идти к противоположному краю поляны. Здесь было очень тепло в тени деревьев — дуба, клена и ореха, на ветвях которых устроили свои гнезда многочисленные птицы и белки.

— О Корум, если бы мы могли жить здесь всегда! Мы бы построили здесь дом, разбили сад…

Он попробовал улыбнуться в ответ.

— Это невозможно. Ведь это только передышка. Шул был прав. Мы согласились вступить в борьбу, значит, должны быть готовы принять ее законы. Стало быть, наша судьба предопределена. Даже если бы я забыл свой обет ненависти, даже если бы я не поклялся служить Закону против Хаоса, Гландит все равно объявился бы здесь, и нам непременно пришлось бы защищать наш мир. А Гландит очень силен, Ралина. Он может уничтожить эти прекрасные леса в одну ночь. Мне кажется, это даже доставит ему удовольствие, ведь он знает, как мы их любим.

Она опустилась на колени и вдохнула аромат цветов.

— Ну почему все так происходит? Неужели ненависть всегда будет рождать ненависть, а любовь оставаться беспомощной?

— Если лорд Аркин прав, то так будет не всегда. Но тем, кто считает, что любовь должна быть сильной, следует быть готовыми отдать жизнь за то, чтобы она эту силу обрела.

Она резко подняла голову. В глазах ее была тревога.

Он лишь пожал плечами в ответ на ее безмолвный вопрос.

— И это правда.

Она медленно выпрямилась и пошла к лошади. Поставила ногу в стремя и села бочком в свое дамское седло. Корум сидел неподвижно, глядя на цветы и на траву, которая медленно распрямлялась там, где по ней ступали ноги Ралины.