Война и мир (Аудиокнига читает Каменецкий Е) Толстой Лев

25 августа 2018 | Книги автора: Толстой Лев

Война и мир (Аудиокнига читает Каменецкий Е) Толстой Лев
Автор: Толстой Лев
Название: Война и мир
Читает: Нардный артист России Ефим Каменецкий
Жанр: классика
Язык: русский
Формат: MP3
Битрейт аудио: 64-128 kbps
Размер архива: 3150 MB
Время звучания: 79:41:25

"Война и мир" - самый известный роман Льва Николаевича Толстого, как никакое другое произведение писателя, отражает глубину его мироощущения и философии.
Эта книга из разряда вечных, потому что она обо всем - о жизни и смерти, о любви и чести, о мужестве и героизме, о славе и подвиге, о войне и мире.
Первый том знакомит с высшим обществом России XIX века. Показаны взаимоотношения между родителями и детьми в семье Ростовых, сватовство у Болконских, интриги у Безуховых, вечера в салоне фрейлины А.П.Шерер, балы в Москве и Петербурге.
Второй том рассказывает о разгорающейся войне 1812 года; дуэль Пьера Безухова с бесшабашным Долоховым, масонские собрания и первый бал Наташи Ростовой - переплетающиеся сюжетные линии сохраняют интригу повествования с первой до последней страницы.
В третьем томе в мельчайших деталях показан переход французских войск через Неман и сдача Смоленска, Бородинская битва и пожар Москвы. Лицемерному штрафу за использование французского языка противопоставлен героический поступок Пьера Безухова, который спасает из горящего дома девочку. Заключительный том эпопеи открывает с новой стороны ее героев, а знакомые сюжетные линии получают неожиданный поворот. Нравственные перемены в Наташе Ростовой после смерти князя Андрея, любовь Николая Ростова и княжны Марьи Болконской, знакомство Пьера Безухова с Платоном Каратаевым во французском плену... Разрозненные, казалось бы, события выстраиваются в неразрывную цепь, дополняя и проясняя философскую идею гениального писателя.

Из отзывов:"Если ты уже пытался заставить себя прочитать "Войну и мир", но тебе это не удалось, то тебе именно сюда! Скачай и не пожалеешь : отличное качество звука, приятный голос диктора и вы спокойно сможете сказать: " "Война и мир" - гениальный роман! ""

Скачать аудиокнигу Толстой Лев - Война и мир читает Каменецкий Е

том 1

том 2

том 3

том 4

 

Краткий текст аудио книги:

Глава 13

В ту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал в армию, сам не зная, где он найдет ее, и опасаясь по дороге к Кремсу быть перехваченным французами.

В Брюнне всё придворное население укладывалось, и уже отправлялись тяжести в Ольмюц. Около Эцельсдорфа князь Андрей выехал на дорогу, по которой с величайшею поспешностью и в величайшем беспорядке двигалась русская армия. Дорога была так запружена повозками, что невозможно было ехать в экипаже. Взяв у казачьего начальника лошадь и казака, князь Андрей, голодный и усталый, обгоняя обозы, ехал отыскивать главнокомандующего и свою повозку. Самые зловещие слухи о положении армии доходили до него дорогой, и вид беспорядочно-бегущей армии подтверждал эти слухи.

«Cette armee russe que l`or de l`Angleterre a transportee, des extremites de l`univers, nous allons lui faire eprouver le meme sort (le sort de l`armee d`Ulm)», [«Эта русская армия, которую английское золото перенесло сюда с конца света, испытает ту же участь (участь ульмской армии)». ] вспоминал он слова приказа Бонапарта своей армии перед началом кампании, и слова эти одинаково возбуждали в нем удивление к гениальному герою, чувство оскорбленной гордости и надежду славы. «А ежели ничего не остается, кроме как умереть? думал он. Что же, коли нужно! Я сделаю это не хуже других».

Князь Андрей с презрением смотрел на эти бесконечные, мешавшиеся команды, повозки, парки, артиллерию и опять повозки, повозки и повозки всех возможных видов, обгонявшие одна другую и в три, в четыре ряда запружавшие грязную дорогу. Со всех сторон, назади и впереди, покуда хватал слух, слышались звуки колес, громыхание кузовов, телег и лафетов, лошадиный топот, удары кнутом, крики понуканий, ругательства солдат, денщиков и офицеров. По краям дороги видны были беспрестанно то павшие ободранные и неободранные лошади, то сломанные повозки, у которых, дожидаясь чего-то, сидели одинокие солдаты, то отделившиеся от команд солдаты, которые толпами направлялись в соседние деревни или тащили из деревень кур, баранов, сено или мешки, чем-то наполненные.

На спусках и подъемах толпы делались гуще, и стоял непрерывный стон криков. Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди. Офицеры, заведывавшие движением, то вперед, то назад проезжали между обозами. Голоса их были слабо слышны посреди общего гула, и по лицам их видно было, что они отчаивались в возможности остановить этот беспорядок. «Voila le cher [„Вот дорогое] православное воинство“, подумал Болконский, вспоминая слова Билибина.

Желая спросить у кого-нибудь из этих людей, где главнокомандующий, он подъехал к обозу. Прямо против него ехал странный, в одну лошадь, экипаж, видимо, устроенный домашними солдатскими средствами, представлявший середину между телегой, кабриолетом и коляской. В экипаже правил солдат и сидела под кожаным верхом за фартуком женщина, вся обвязанная платками. Князь Андрей подъехал и уже обратился с вопросом к солдату, когда его внимание обратили отчаянные крики женщины, сидевшей в кибиточке. Офицер, заведывавший обозом, бил солдата, сидевшего кучером в этой колясочке, за то, что он хотел объехать других, и плеть попадала по фартуку экипажа. Женщина пронзительно кричала. Увидав князя Андрея, она высунулась из-под фартука и, махая худыми руками, выскочившими из-под коврового платка, кричала:

— Адъютант! Господин адъютант!.. Ради Бога… защитите… Что ж это будет?… Я лекарская жена 7-го егерского… не пускают; мы отстали, своих потеряли…

— В лепешку расшибу, заворачивай! — кричал озлобленный офицер на солдата, — заворачивай назад со шлюхой своею.

— Господин адъютант, защитите. Что ж это? — кричала лекарша.

— Извольте пропустить эту повозку. Разве вы не видите, что это женщина? — сказал князь Андрей, подъезжая к офицеру.

Офицер взглянул на него и, не отвечая, поворотился опять к солдату: — Я те объеду… Назад!..

— Пропустите, я вам говорю, — опять повторил, поджимая губы, князь Андрей.

— А ты кто такой? — вдруг с пьяным бешенством обратился к нему офицер. — Ты кто такой? Ты (он особенно упирал на ты) начальник, что ль? Здесь я начальник, а не ты. Ты, назад, — повторил он, — в лепешку расшибу.

Это выражение, видимо, понравилось офицеру.

— Важно отбрил адъютантика, — послышался голос сзади.

Князь Андрей видел, что офицер находился в том пьяном припадке беспричинного бешенства, в котором люди не помнят, что говорят. Он видел, что его заступничество за лекарскую жену в кибиточке исполнено того, чего он боялся больше всего в мире, того, что называется ridicule [смешное], но инстинкт его говорил другое. Не успел офицер договорить последних слов, как князь Андрей с изуродованным от бешенства лицом подъехал к нему и поднял нагайку:

— Из-воль-те про-пус-тить!

Офицер махнул рукой и торопливо отъехал прочь.