Популярные аудиокниги

  • Путь на Амальтею (Аудиокнига) Стругацкие Аркадий и Бори ...
  • Пикник на обочине (Аудиоспектакль) Стругацкие Аркадий и ...
  • Сухов Евгений - Я - вор в законе. Мафия и власть (аудио ...
  • Айсберг - Джеймс Роллинс (аудиокнига)
  • Напрасное прикрытие (аудиокнига) Чейз Джеймс Хедли
  • И в aду есть герои (аудиокнига) Пaнов Вaдим
  • Как любить ребенка ( аудиокнига ) Януш Корчак
  • Гнев ангелов (аудиокнига) Сидни Шелдон
  • Когда взорвется газ - Данил Корецкий (аудиокнига)
  • Построение отдела продаж с нуля до максимальных результ ...
  • Легкий способ добиться успеха (Аудиокнига) Аллен Карр
  • Возвращение со звезд (аудиокнига) Лем Станислав
  • Самый богатый человек в Вавилоне (Аудиокнига) Клейсон Д ...
  • Легенда о Сонной Лощине (аудиокнига) Вашингтон Ирвинг
  • Лёд (Аудиокнига) - Сорокин Владимир
  • Вадим Зеланд - Пространство вариантов. Трансерфинг реал ...
  • Карр Джон Диксон - Огонь, гори! (АудиоКнига)
  • Король-нежить (Аудиокнига) Маруяма Куганэ
  • Орлов Алекс - Точка орбитального удара (АудиоКнига)
  • Андрей Платонов (Аудиокнига) Варламов Алексей
  • Чак Паланик – Уцелевший (аудиокнига)
  • Герберт Фрэнк - Дюна 2. Мессия Дюны (Аудиокнига)
  • Зимняя луна (аудиокнига) Кунц Дин
  • Дар Мидаса (Аудиокнига) Трамп Дональд, Кийосаки Роберт
  • На всякого мудреца довольно простоты (аудиоспектакль) О ...
  • Краткая история времени от Большого взрыва до чёрных ды ...
  • Не упусти свой шанс ! (аудиокнига) Наполеон Хилл
  • Колдунья поневоле (аудиокнига) Александр Бушков
  • Неразгаданное сердце (Аудиокнига) Картленд Барбара
  • Лавка бесконечности (Аудиокнига) Шекли Роберт
  • Мобильная версия

    Мобильная версия аудиокниг

    Люди, годы, жизнь. Книги 1-7 (аудиокнига) Эренбург Илья » Литература » Мемуары

    Опубликовал: audioknig.su | 19 января 2018 | Скачено: 4178 | Книги автора: Эренбург Илья

    Илья Эренбург - Люди, годы, жизнь. Книги 1-7 (аудиокнига)
    Автор: Илья Эренбург
    Аудиокнига: Люди, годы, жизнь
    Исполнитель: Мурашко Игорь, Саша Жукова
    Жанр: мемуары
    Аудио кодек: MP3
    Битрейт аудио: 96 kbps
    Размер: 3.156 Гб
    Общее время звучания: 73:02:04


    Знаменитые воспоминания "Люди, годы, жизнь" Ильи Эренбурга - одна из культовых книг середины ХХ века. Впервые опубликованная в 1960-1965 гг. на страницах "Нового мира", она сыграла исключительную роль в формировании поколения шестидесятых годов; именно из нее читатели впервые узнали о многих страницах нашей истории.
    "Люди, годы, жизнь" можно было бы назвать мемуарами, автор рассказывает здесь о том, что довелось ему увидеть и пережить, о событиях, в которых ему пришлось участвовать, о Париже и Киеве, о России и Испании, о Пикассо, О Хемингуэе, Модильяни, Маяковском, о тех, с кем так или иначе сводила его жизнь. В то же время "Люди, годы, жизнь" - сегодняшняя современная книга. Не только потому, что автор смотрит на прошлое глазами нашего современника, но прежде всего потому, что главное стремление автора, которое читатель ощутит как внутренний стержень всего повествования, - это стремление через прошлое понять настоящее.

     
    Скачать аудиокнигу Илья Эренбург - Люди, годы, жизнь. Книги 1-7

    Книга 1

    Книга 2

    Книга 3

    Книга 4

    Книга 5

    Книга 6

    Книга 7

     

    Краткий текст аудио книги:

    5

    Во время последней переписи ко мне пришла молоденькая счетчица. Она удивленно поглядела на стены: Пикассо ее возмутил.

    – Неужели это вам нравится?

    – Очень.

    – А я вам не верю, вы это говорите потому, что он ваш приятель.

    Потом я начал отвечать на вопросы.

    – Образование?

    – Незаконченное среднее.

    Девушка обиделась:

    – Я вас серьезно спрашиваю.

    – А я вам серьезно отвечаю.

    – Вы надо мной смеетесь. Я читала ваши книги… Перепись - важное государственное дело. Почему вы не хотите серьезно отвечать?

    Она ушла обиженная. Между тем я ей сказал правду: в октябре 1907 года меня исключили из шестого класса.

    О гимназии писали много - и Гарин-Михайловский, и Вересаев, и Паустовский, и Каверин. Мне кажется, что все гимназии походили одна на другую. Конечно, кое-чему я в школе научился и от некоторых преподавателей, и от товарищей, но уж не столь многому: куда лучшей школой были книги, да и те люди, с которыми я сталкивался вне стен гимназии.

    Гимназисты входили в гимназию с переулка; в огромной сборной висели сотни шинелей. Там обычно дрались «греки» с «персами» и малыши «жали масло», притискивая друг друга к стенке. Приготовишкой я увидел, как в сборной били мальчонку, накидав на него шинели, били дружно, долго и пели при этом: «Фискал, по Невскому кишки таскал…» С того дня я твердо запомнил и пронес через всю жизнь отвращение к фискалам, или, говоря по-взрослому, к доносчикам. Гимназия воспитала во мне чувство товарищества; никогда мы не думали, прав или не прав провинившийся, мы его покрывали дружным ответом: «Все! Все!»

    (В 1938 году одна преподавательница детдома, куда привезли испанских ребят, жаловалась мне, что «с ними трудно, они - анархисты». Оказалось, дети, играя, разбили вазу и на вопрос, кто это сделал, ответили: «Все». Я долго убеждал преподавательницу, что в этом нет никакого анархизма, наоборот. Убеждал, но не убедил.)

    В торжественные дни гимназистов собирали в большом актовом зале, на стенах висели портреты четырех императоров и мраморные доски с именами учеников, получивших медали. Директором гимназии был чех Иосиф Освальдович Гобза; показывая на доски, он нам говорил, что в стенах Первой гимназии воспитывался будущий министр народного просвещения Боголепов. Гобзу мы видели редко, и грозой был инспектор Ф. С. Коробкии.

    Я с нежностью вспоминаю гимназические уборные: это были наши клубы. В уборную первых четырех классов неожиданно заглядывал надзиратель и выгонял оттуда лентяев, но, перейдя в пятый класс, я увидел уборную, обладавшую конституционными гарантиями, там можно было даже курить. Стены были покрыты непристойными рисунками и стишками: «Подите прочь, теперь не ночь…» В уборной для малышей обменивались перышками или марками, второгодники (их называли «камчадалами») клялись, будто они запросто бывают в публичных домах. В уборной для старших классов говорили о рассказе Леонида Андреева «В тумане», о разоблачениях Амфитеатрова, о декадентах, о шансонетках в театре «Омона» и о многом другом.

    Впрочем, в старших классах я пробыл недолго, и мои воспоминания относятся главным образом к третьему, четвертому классам. Во время большой перемены мы мчались в столовую; кто-нибудь наспех читал молитву; потом начиналась биржа: меняли пирог с морковью на голубец или котлету на пирог с рисом. Буфетчика мы звали «Артем - сопливый индюк».

    Года два процветала азартная игра: какой учитель после перемены выйдет первым из учительской, можно было поставить на любого пятачок. Тотализатором ведали два «камчадала». Были фавориты, часто выходившие первыми, на них трудно было выиграть больше чем гривенник, а мне помнится, что кто-то выиграл на немце Сетингсоне, обычно выходившем последним и вдруг выскочившем вперед, чуть ли не два рубля. (Я прочитал в воспоминаниях Брюсова, что в гимназии Креймана существовал такой тотализатор еще в 1889 году.)

    Из предметов мне больше других нравились русский язык, история; с математикой я был не в ладах, а латынь почему-то ненавидел. Словесность преподавал весельчак Владимир Александрович Соколов; вызывая меня к доске, он неизменно приговаривал: «Ну, Эрен-мерин…» Я не знал тогда, что такое мерин, и не обижался. Кажется, в четвертом классе мы перешли от изложений к сочинениям, и, хотя я был лентяем, сочинения меня увлекали. Владимир Александрович меня и хвалил и поругивал: «Не слушаешь в классе и все от себя пишешь, вот выгонят тебя за такие рассуждения, будешь сапожником».

    Обидно, что я не могу теперь проверить, за что меня ругал Владимир Александрович, что было в моих школьных сочинениях недозволенного. А в общем; когда я стал писателем, пятьдесят лет подряд критики повторяли и повторяют слова Владимира Александровича: «Не слушает на уроках, пишет все от себя…»

    Отец, когда я приносил балльник с дурными отметками, говорил, что я оболтус, что меня выгонят, придется тогда идти в гимназию Креймана, которая славилась тем, что туда принимали исключенных. Потом отец уже перестал грозить Крейманом, а просто предрекал, как Владимир Александрович: «Будешь сапожником». У меня в жизни были различные занятия, часто неприятные, но тачать обувь я не научился.

    В младших классах я увлекался греческой мифологией. Потом преподаватель естественной истории А. А. Крубер, человек толковый и живой, нашел во мне благодарного ученика. К истории я не охладел, только в четвертом классе меня занимали уже не греческие богини, а более близкое прошлое. Когда я написал сочинение о том, что освобождение крестьян произошло не сверху, а снизу, директор вызвал к себе отца.

    В третьем классе я стал редактором рукописного журнала «Новый луч». Журнал мы скрывали от учителей, хотя ничего страшного там не было, кроме стихов о свободе и рассказиков с описанием школьного быта.

    Я шел в гимназию по Пречистенке. Меня рано начали занимать два дома: женская гимназия Арсеньевой и «Кавалерственной дамы Чертковой институт для благородных девиц». Перейдя в четвертый класс, я почувствовал себя взрослым и начал влюбляться в различных гимназисток, убегал до конца последнего урока, ждал девочку у выхода и нес ее книги, аккуратно завернутые в клеенку. Узнал я и другие женские гимназии, например Алферовой на Арбате, Брюхоненко на Кисловке.

    Напротив гимназии, возле собора, был чудесный сквер, там мы гуляли, назначали свидания гимназисткам, ревновали и прикидывались Печориными.

    Когда я перешел в пятый класс, я выломал на гербе фуражки цифру «I», обозначавшую, в какой гимназии я учусь,- так поступали все «сознательные». Куртку мы носили, как пиджак,- поверх косоворотки. Мы старались подражать студентам: одеваться небрежно, иметь непочтительный вид и, споря о прочитанных книжках, размахивали руками.

    Некоторые гимназисты были эстетами, презирали стихи Надсона и Апухтина, которыми еще зачитывались девочки, и, к ужасу своих избранниц, писали в обязательные альбомы: «О да, вас, женщины, воззвал я сам». Были и франты, ранние прожигатели жизни, «стиляги» начала века; они носили очень широкие фуражки нежно-голубого цвета, говорили о скачках, о шансонетках, о балах, хвастались - вчера на балу они пили французский ликер, а потом… Что было потом, слышал только закадычный друг хвастуна.


    Оцените аудиокнигу : Люди, годы, жизнь. Книги 1-7 (аудиокнига) Эренбург Илья

    Поделись ссылкой с другом :
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Бесплатно :

    Друзья аудиокниг


    Рекомендуй сайт AudioKnig.su знакомым. ЖМИ






    Все бесплатные аудиокниги на сайте

    Редактора audioknig.su

    Аудиокниги по авторам

    Абдуллаев Чингиз
    Азимов Айзек
    Акунин Борис
    Алексеев Сергей
    Баженов Виктор
    Беляев Александр
    Белянин Андрей
    Брэдбери Рэй
    Булгаков Михаил
    Булычев Кир
    Бушков Александр
    Быков Дмитрий
    Варго Александр
    Васильев Андрей
    Верн Жюль
    Вильмонт Екатерина
    Гаррисон Гарри
    Гоголь Николай
    Головачев Василий
    Горький Максим
    Гришэм Джон
    Громыко Ольга
    Деревянко Илья
    Диккенс Чарльз
    Донцова Дарья
    Достоевский Федор
    Дюма Александр
    Емец Дмитрий
    Желязны Роджер
    Жюль Верн
    Задорнов Михаил
    Злотников Рома
    Калбазов Константин
    Калугин Алексей
    Каменистый Артем
    Кинг Стивен
    Коллектив
    Конторович Александр
    Корецкий Данил
    Корнев Павлик
    Крапивин Владислав
    Кристи Агата
    Круз Андрей
    Кунц Дин
    Куприн Александр
    Лавкрафт Говард
    Левицкий Андрей
    Лем Станислав
    Леонов Николай
    Лесков Николай
    Ливадный Андрей
    Лисина Александра
    Лондон Джек
    Лукьяненко Сергей
    Мазин Александрс
    Маринина Александр
    Мартин Джордж
    Михайлов Дем
    Олди Генри Лайон
    Орлов Алекс
    Островский Александр
    Панов Вадим
    Пелевин Викторс
    Перумов Ник
    Пехов Алексей
    Пикуль Валентин
    Полякова Татьян
    Полянский Сергей
    Пратчетт Терри
    Прозоров Александр
    Пушкин Александр
    Роулин Джоан
    Рубина Дина
    Свечин Николайс
    Сименон Жорж
    Стаут Рекс
    Стругацкие Аркадий и Борис
    Тармашев Сергей
    Твен Марк
    Толстой Алексей
    Толстой Лев
    Тургенев Иван
    Устинова Татьяна
    Фрай Макс
    Чейз Джеймс Хедли
    Чехов Антон
    Шекли Роберт
    Шекспир Уильям
    Шелдон Сидни
    Шелонин Олег


    Все авторы аудиокниг