Другая, следующая жизнь (Аудиокнига) - Федотова-Ивашкевич Светлана

| Книги автора: Федотова-Ивашкевич Светлана

Другая, следующая жизнь (Аудиокнига) - Федотова-Ивашкевич Светлана
Автор: Светлана Федотова-Ивашкевич
Название: Другая, следующая жизнь
Серия или цикл: вне серий
Издательство: Нигде не купишь
Озвучивает: Елена Чубарова
Год издания аудио книги: 2017
Жанр: мистика, триллер
Аудио: MP3, 96 Кбит/с
Продолжительность: 04:58:59
Язык: русский
Размер: 209 Mб

В этой книге две остросюжетные линии. Действие нечетных глав романа происходит во времена революции и начала гражданской войны. Четные - описывают события наших дней, происходящие на фоне рейдерского захвата Часового (читай - военного) завода. Объединяет их общее пространство - крупный губернский город в центре России. В романе - Пермь. Но с таким же успехом это мог бы оказаться Воронеж, Иркутск, Владивосток... Героев - юную романтичную барышню и умного, беспринципного "нового русского" разделяет столетие. Каждый из них проходит свой путь приключений, испытаний и преображений, свой отрезок истории России. Однако между ними странная связь: у героев и у читателя возникает чувство, что пространство города содержит все времена одновременно...

Скачать: Другая, следующая жизнь (Аудиокнига) - Федотова-Ивашкевич Светлана

 

Текст аудиокниги

 

Глава 1

Пронзительный ветер дул так, что хотелось сжаться и спрятаться. Так дует, когда корабль уходит под воду, а до суши тысячи миль. Может, были и сильнее ветра, но этот – последний и потому, конечно, самый острый.

Я шла уже довольно долго…

Пронзительный ветер дул так, что хотелось сжаться и спрятаться. Так дует, когда корабль уходит под воду, а до суши тысячи миль. Может, были и сильнее ветра, но этот – последний и потому, конечно, самый острый. Я шла уже довольно долго. Тепла во мне почти не осталось. Да что там тепла. Души не осталось. Мне некуда больше идти. Хоть гони лошадей, хоть не гони. Какая здесь грязь библейская… Она такая густая, как сметана, и ее так много, что, если вдруг упадешь, скроет тебя всю. Только это меня и удерживает еще на ногах. Лечь бы куда-нибудь под березку и заснуть холодным сном могилы. «Зоя Смородина. Июль 1897 – октябрь 1916» – будет написано на сером камне. И наверняка еще что-нибудь сентиментальное. Моя бы воля, я бы написала: «Сизая голубка, разбившаяся о холод жизни». А еще лучше, если бы: «Зачем пережила тебя любовь моя?» И подпись: безутешный Георгий.

Этот проклятый город все не кончается. Заборы, заборы, за ними лают собаки и в теплых домах пьют горячий чай спокойные люди. И никому здесь нет до меня дела. Зачем я приехала в этот жестокий город, где разбились все мои мечты? Чего я искала? И что нашла? Даже чистого места, полянку найти не могу!

Слезы опять полились таким потоком, словно где-то внутри меня случилась пробоина. Это же я – тот самый корабль, что идет ко дну. Лицу стало еще холоднее, а пасмурная муть в душе стала еще сильнее.

И ведь самое плохое, что все оказались правы, а я одна не права. И папа – прав, когда говорил, что добросердечие в таких делах наказывается. И мама права. Ей сразу не понравился Георгий. «Это не тот человек, это не тот человек», – повторяла она снова и снова, как заклинание. А я слышала: «Это тот человек, это тот человек».

Пошел дождь и идти стало совсем плохо. Впрочем, мне чем хуже, тем лучше. Хорошо бы началась гроза, но в конце октября рассчитывать на это не приходилось. Мои когда-то белые боты покрылись глянцевой грязью, и это было правильно. Так и надо.

Рядом остановилась пролетка, из которой выскочил ладный военный.

– Вам плохо, барышня? – его серые глаза смотрели внимательно.

Где-то я его уже видела, наверное, он сослуживец Георгия. Вот позору-то будет, если он меня узнает. Станет рассказывать…

– Мне хорошо, – сказала я сквозь зубы, так, чтобы было понятно – идите отсюда.

Пусть думает, что хочет. Какое вам всем до меня дело, до моей загубленной жизни?