Мелехов Андрей – Mon Agent (АудиоКнига)

20 июня 2018 | Книги автора: Мелехов Андрей

Мелехов Андрей – Mon Agent (АудиоКнига)
Автор: Мелехов Андрей
Название: Mon Agent
Читает: Владимир Князев
Жанр: Мистика, Юмор
Цикл: Аналитик, книга-3
Язык: русский
Год издания релиза аудиокниги: 2018
Формат: MP3
Битрейт аудио: 192 kbps
Размер архива: 1470 MB
Время звучания: 17:38:46
Издательство: АКСР

«Mon Agent» — третий роман об Аналитике. Как и предыдущие книги серии — «Malaria» и «Analyste» — «Mon Agent» представляет из себя необычную комбинацию приключенческого романа и мистического триллера. Он предлагает читателю не только получить удовольствие от весьма неожиданных поворотов нескольких сюжетных линий, но и задуматься над широким кругом философских, религиозных и мировоззренческих проблем, волнующих современного человека.Действие романа происходит в Лондоне и Москве, в Раю и в Преисподней. Его персонажами являются террористы и агенты спецслужб, герои Библии и герои тайных операций, великие пророки прошлого и политики настоящего, ангелы Божьи и слуги Сатаны, люди и говорящие животные. В произведении нашлось место большой любви и большой ненависти, острой политической сатире и тонкому юмору. Как и все книги Мелехова, «Mon Agent» написан для тех, кто способен подвергнуть сомнению догмы, стереотипы и предубеждения, кто может рассмеяться, говоря даже о весьма серьёзных вещах.Роман из армейской жизни, поэтому в речи некоторых персонажей встречается некий экспрессивно-негативный характер, а по простому - мат....

Цикл "Аналитик":
1. Malaria
2. Analyste
3. Mon Agent

Скачать аудиокнигу Мелехов Андрей – Mon Agent

" В первый раз Бизнесмен увидел незнакомку возле бассейна у подножия монументальной башни дорогой гостиницы в Йоханнесбурге. Это была молодая, длинноногая блондинка, свежая как только что сорванные фрукты. Она была одна и проводила всё своё время за плаванием и чтением книг — английских переводов француженки Саган и русского Достоевского. Плавала девушка красиво, естественно и спокойно — как рыбы, морские животные и хорошо тренированные спортсмены. Она по большей части игнорировала окружавших её мужчин, за исключением эпизодической вежливой полуулыбки официанту, принесшему стакан минеральной воды или сока.

   Девушка одевалась в очень простые лёгкие сарафаны, светло-голубые джинсы и белые футболки. Она почти не пользовалась косметикой. У неё была чудесная бархатистая кожа и стройная фигура. Незнакомка была холодна, светла и прекрасна, как Снежная Королева из сказки Андерсена и как девушки с рекламы крема «Нивеа». Одним словом, она оказалась неизбежным центром внимания как состоятельных постояльцев — преимущественно белых, так и обслуживающего их персонала — исключительно африканцев. Даже Главный Католик — угасающий и думающий о вечном — не прошел бы мимо неё, не удостоив пастырским благословением и внимательным мужским взглядом. Скорее всего, после этого ему пришлось бы долго молиться, по обыкновению распростёршись в позе распятого на деревянном полу своей спальни.

   Бизнесмен был неплохо выглядевшим сорокалетним австрийцем венгерского происхождения. Он был высок, мускулист, волосат как животное и космополитичен. Вдобавок он был абсолютно беспринципен и никогда и никого, кроме, разумеется, самого себя, не любил. Будучи торговцем оружием, всю свою сознательную жизнь он провёл на рубежах соприкосновения капитализма и коммунизма, ислама и христианства, законного и преступного. В восьмидесятые австриец продавал чешскую пластиковую взрывчатку и румынские автоматы ирландским боевикам, которые платили деньгами, щедро жертвуемыми американскими миллионерами. В девяностые он хорошо заработал, скупая для американцев у афганских бандитов и пакистанских спекулянтов ими же, американцами, поставленные зенитные ракеты «Стингер». На заре же нового тысячелетия бизнесмен решил, что настала пора разрабатывать новую рыночную нишу — торговли умными электронными компонентами. Такими, которые, например, могли превратить музейную иранскую ракету китайского производства в высокоточный снаряд, неуязвимый даже для самых современных средств противовоздушной обороны. Ещё одним приоритетным направлением деятельности преуспевающего торговца смертью стали уникальные технологии.

   Бизнесмен, как и многие другие обитатели Центральной Европы, владел множеством иностранных языков, любил экзотические места и изысканные удовольствия, легко зарабатывал и легко тратил деньги. Его возбуждали опасные проекты, где удовлетворение одного клиента могло вызвать раздражение другого, его привлекали общение с опасными людьми, внимание сильных мира сего, быстрые машины и красивые женщины. Естественно, последние были для него всего лишь высоко ценимыми объектами для наслаждения — такими же, как бутылка дорогого вина или редкая сигара. Его импозантная внешность, общительность прирожденного торговца, способность заинтересовать многочисленными историями — своими и чужими, реальными и вымышленными, а также несомненный достаток и эпизодические проблески щедрости — всё это способствовало приятным приключениям с представительницами прекрасного пола самых различных национальностей, рас, возрастов и родов занятий.

   Сейчас он коротал время в Йоханнесбурге в ожидании решения вопроса с приобретением небезынтересного прибора, способного направленным воздействием энергетического импульса вывести из строя электронику даже быстро движущегося объекта. Прибор был уникальным и, в соответствии с планом Бизнесмена, предназначался для нужд одного ближневосточного государства, во главе которого стоял амбициозный, хотя и не совсем психически здоровый лидер. Следуя неписаным правилам нелегальной международной торговли оружием, южноафриканцы — низкооплачиваемые руководители государственной корпорации — не изъявляли особого желания знать, кто в действительности купит новое изобретение. Их не смущало то, что официальным получателем должна была стать небольшая страна, немногочисленное население которой разговаривало на языке славянской группы, с трудом сводило концы с концами и слыхом не слыхивало о том, что на это самое приобретение планируется потратить треть её валового национального продукта. Южноафриканцам было по большому счету всё равно, коль скоро на соответствующих бумагах стояли подлинные печати и подписи таких же не удовлетворенных своим финансовым положением чиновников, как и они сами."