Популярные аудиокниги

  • Час Быка (аудиокнига) Ефремов Иван
  • Техник большого Киева, или Охота на дикие грузовики (ау ...
  • Записки психолога (аудиокнига) Петровский Артур
  • Рассказы о любви (Аудиокнига) Горький Максим
  • Тень моей любви (аудиокнига) Смит Дебора
  • История России с древнейших времен до конца 17 века. 10 ...
  • Рождение Венеры (аудиокнига) Дюнан Сара
  • Старухин Евгений – Лесовик. Детский дом (АудиоКнига)
  • Вдовий клуб (аудиокнига) Дороти Кэннелл
  • Недалеко от Солнца (аудиокнига) Халявкин Владислав
  • Цыган (аудиокнига) Калинин Анатолий
  • Исход (аудиокнига) Нотин Александр
  • Ефимов Игорь - Архивы Страшного суда (Аудиокнига)
  • Ливадный Андрей - Замок на Гиблых Болотах (АудиоКнига)
  • В щупальцах смертельной гонки (АудиоКнига) Джордан Крал ...
  • Полякова Татьяна - Змей-соблазнитель (АудиоКнига)
  • Часовщик (Аудиокнига) - Степаненко Андрей
  • Кожин Олег - Для Всех (АудиоКнига)
  • Расставание (Аудиокнига) - Бородин Леонид
  • Кинг Стивен – Кристина (АудиоКнига) читает Князев Игорь
  • Виктор Вавич (Аудиокнига) Житков Борис
  • Рой Олег - Тайна (АудиоКнига)
  • Дьюма-Ки (Аудиокнига) читает И. Князев - Кинг Стивен
  • Мой личный враг (Аудиокнига) - Звездная Елена, читает Ш ...
  • Колодан Дмитрий - Пангея-2. Подземелья карликов (АудиоК ...
  • Грон Ольга – Нет права жить, нет права умирать-2 (Аудио ...
  • Невеста демона (Аудиокнига) - Кистяева Марина
  • Крылья за спиной (Аудиокнига) - Сапегин Александр
  • Счастье вдруг или История маленького дракона (Аудиокниг ...
  • Проклятие Этари (Аудиокнига) - Сычёва Марина
  • Мобильная версия

    Мобильная версия аудиокниг

    Золотая симфония (Аудиокнига) Миллер Лариса » Литература » Проза

    Опубликовал: audioknig.su | 24 июня 2017 | Скачено: 3922 | Книги автора: Миллер Лариса

     Золотая симфония (Аудиокнига)
    Автор: Миллер Лариса
    Аудиокнига: Золотая симфония
    Исполнитель: Ерисанова Ирина
    Жанр: современная женская проза
    Издательство: скачать у нас
    Год издания: 2011
    Прочитано по изданию: М., Время, 2008 г.
    Качество: mp3, 96 kbps, 44 kHz, Mono
    Длительность: 10:24:19
    Размер: 239 Mb

    Лирическая проза на автобиографическом материале - так, по-видимому, наиболее точно можно охарактеризовать представленные в книге рассказы и эссе известного поэта Ларисы Миллер. Как стихи, каждое из которых самоценно, будучи собраны в книгу, приобретают новое качество, так и эти лаконичные зарисовки сливаются, дополняют друг друга, образуя единое повествование о мире, который близок и дорог не только автору, но и читателю. "Это чувство даже не узнавания, а родства, сопричастности каждой детали, желание любоваться каждым воссозданным мигом" (Дина Рубина).

    Скачать аудиокнигу Золотая симфония - Миллер Лариса

     

    Текст аудио книги:

    Глава I

    Большая Полянка

    Московское детство: Полянка, Ордынка,

    Стакан варенца с Павелецкого рынка

    Стакан варенца с незабвенною пенкой,

    Хронический кашель соседа за стенкой,

    Подружка моя - белобрысая Галка.

    Мне жалко тех улиц и города жалко,

    Той полудеревни, домашней, давнишней:

    Котельных ее, палисадников с вишней,

    Сирени в саду, и трамвая "букашки",

    И синих чернил, и простой промокашки,

    И вздохов своих по соседскому Юрке,

    И маминых бот, и ее чернобурки,

    И муфты, и шляпы из тонкого фетра,

    Что вечно слетала от сильного ветра.

    Дом 10 квартира 2

    Девочка посыпает солью обледеневшие ступени маленькой прибалтийской гостиницы и поет. Она катается на одной ножке там, где еще не посыпано. Русые волосы рассыпаются, закрывая лицо, когда она наклоняется над ведерком.

    "Алена, тебе не холодно в одном свитере?" - ее мать, дежурная по этажу, кричит в форточку. Какой там, холодно. Ей в самый раз. Скользя и напевая, она занимается прекрасным делом: создает устойчивость, точку опоры. Запустила тонкую руку в ведро, достала пригоршню соли, посыпала ступеньку - вот и почва под ногами. Мои дети с азартом скользят по еще непосыпанному льду. Алена спешит туда же, разбрасывая соль. Они перебегают на новое место. Она за ними. Все визжат и падают, сшибая друг друга.

    В детстве все - опора, любая мелочь: старый застиранный бабушкин фартук, который она, кажется, и на ночь не снимает; оранжевый абажур с длинной, грязной бахромой; кнопка звонка, до которого дотянешься только трижды подпрыгнув. Все это - та же соль, создающая устойчивость.

    Родина моя - Большая Полянка. Наверное, никогда не забуду свое исходное положение в пространстве: Большая Полянка, дом 10, квартира 2. Родина моя - купола, "Ударник", Москва-река, Ордынка, Якиманка. На Якиманке жил наш городской сумасшедший по кличке "Груша". У него была вытянутая продолговатая голова и странная манера приседать через каждые несколько шагов. Он шел торопливой подпрыгивающей походкой и вдруг садился на корточки и озирался со счастливой улыбкой. Так, приседая, он добирался до магазина. Послевоенный магазин - костыли, палки, культяпки, хриплые голоса, орущие дети, А возле прилавка безмятежно сидящий на корточках Груша. И никто его не гнал, не бранил. Магазин назывался "инвалидный". В него стекались инвалиды со всей округи. Но я была уверена, что он звался "инвалидный" потому, что по обеим сторонам прилавка стояли однорукие скульптурки мальчика и девочки. У каждой на локте уцелевшей руки висела корзинка с фруктами. И оба, слегка откинув голову, любовались тем, что держала некогда существовавшая рука. Очередь, духота - все мне было нипочем, потому что я, как зачарованная, глядела на гипсовых детей.

    Мне казалось непостижимым, что такие нарядные и красивые, они калеки, инвалиды, как те, что стояли рядом со мной на костылях и культяпках. Не дико ли, что я жалела не живых убогих, которыми кишмя кишел мой тогдашний мир, а безвкусных, раскрашенных кукол и утешалась лишь тем, что мысленно возвращала им руки, а в руки давала все, что могла вообразить - виноградную кисть, яблоко, кулек любимых конфет "подушечек".

    Хорошо было сосать "подушечку" и, не спеша, проходными домами возвращаться из магазина к своему серому четырехэтажному дому. Вот он: два окна на первом этаже, котельная под окнами. Едва я входила в квартиру, передо мной вырастала толстая, неряшливая соседка, с вечным полотенцем вокруг головы - "Ларочка, не хлопай дверью. Ты же пионэрка, а у меня мигрэнь", - плачущим голосом говорила она.

    Туберкулезный муж ее походил на тень. Лицо его было столь узким, что казалось лишенным фаса. Как ни погляди - профиль: запавший глаз, темное подглазье, худая фиолетовая щека. Я засыпала и просыпалась под его шарканье, кашель и кряхтенье. Мне казалось, что я с ним как-то таинственно связана, потому что из-за него меня постоянно таскали на "перке" и называли "бациллоносителем".

    Их дочка Верочка, инвалид от рождения, нежно меня любила и, едва заслышав мои шаги, громко и требовательно звала к себе в комнату. Эта Верочка, тридцатилетнее существо с белыми младенческими конечностями и блуждающей улыбкой, была прикована к инвалидному креслу. Когда я входила, она пыталась сосредоточить на мне свой плывущий взгляд и принималась расспрашивать, шепелявя и брызгая слюной: "Ну, как ты учишься? Хорошо? Правда, хорошо? Ты умная, ты хорошая девочка".

    От Верочки пахло молоком, как от младенца, и затхлостью, как от ветоши.

    Идиотка Верочка, туберкулезный отец ее, заплеванный туалет, засиженная мухами лампа на кухне - исчезни хоть что-нибудь из этих жутковатых вещей и образовался бы, наверное, пробел, зиянье. Любая нелепость, любое уродство быта, существующее изначально, становятся приметами устойчивого, незыблемого мира.

    Долгий зимний вечер. Золоченые бронзовые часы на буфете отбивают каждые полчаса. Сколько помню себя, помню эти часы с фигуркой женщины, склоненной над книгой: изящная головка с пучком бронзовых волос на затылке, бронзовые складки длинного платья, бронзовые страницы книги. Бабушка штопает, а я пытаюсь нарисовать мертвую царевну в хрустальном гробу. Мне никак не удается положить ее в гроб, от огорчения пощипывает в носу и хочется плакать.

    Недели за две до Нового года мы с бабушкой начинали делать игрушки для елки. Бабушка варила клей, доставала рулоны цветной бумаги, приготавливала ножницы, и мы принимались за дело. Я была нерасторопна и медлительна. Бабушка, потеряв терпение, отнимала у меня клей и ножницы и сама принималась за дело. Мне же давалось какое-нибудь незамысловатое поручение: складывать готовые игрушки в коробку, выбрасывать обрезки. Но все равно мне было хорошо. Единственное, что иногда заставляло меня внутренне сжиматься, это страх, что бабушка рассердится на меня за мою непонятливость. Она сердилась бурно, начинала кричать и швырять все, что попадало под руку. "Фашистская девчонка", - кричала она, и губы ее прыгали. "Ух-х-х, фашистская девчонка". Особенно часто такое случалось, когда я оставляла что-нибудь на тарелке несъеденным, или когда не могла решить задачку. Но если мы проводили вечер мирно, я была счастлива.

    За новогодними игрушками бабушка забывала время. Часы, пошипев, отбивали девять, потом десять вечера. Глаза мои слипались. Дедушка дремал на диване, прикрыв лицо газетой, которая слегка поднималась и опускалась от его дыхания. Мне хотелось, чтобы вечер никогда не кончался. Но предстояло тоже только хорошее. Новый год, особенный загадочный и счастливый праздник. Мама и бабушка подновят мой прошлогодний костюм: нашьют новую вату на корону, наклеют блестки на старый бархатный мамин халат, и я снова буду Снегурочкой. Я буду танцевать под елкой какой-нибудь импровизированный танец, когда раздастся пугающе громкий стук в дверь, и появится Дед Мороз в длиннополом одеянии с ватным воротником и в шапке, закрывающей пол-лица. "Шолом Алейхем, дорогие, с Новым Годом", - скажет он. "Шолом Алейхем, внученька, дай мне бусинку".

    "Дай мне бусинку", говорил дедушка, когда хотел поцеловать меня. Он наклонялся ко мне и целовал осторожно, бережно, будто боялся кольнуть меня своими усами.

    Нарочито громкий дедушкин голос и весь его преображенный вид заставляли, замерев, ждать чуда.

    А еще были праздники, которые мама устраивала для нас двоих. Вдруг среди недели почти круглосуточной работы, у нее случался свободный день, короткая передышка, которая называлась "отгул". Для меня это звучало как "прогул", да и означало прогул, потому что в такой день мама разрешала мне не ходить в школу. Мы уже накануне строили планы на завтра. Наступало завтра. Сквозь сон я слышала как щелкал дверной замок. Значит, мама ушла на рынок. Ранний поход на рынок сопровождал все наши праздники. В такой нерабочий день мама, встав пораньше, накидывала пальто и бежала на рынок. Возвращалась она с чем-нибудь особенным в зависимости от сезона: с баночкой варенца, подернутого коричневой пленкой, с пучком редиски, с букетом сирени или мимозы. Начинался разбор сумок, поиски вазы для цветов, мытье овощей. Я любила мыть редиску. Мне нравилось катать ее между пальцами под струей воды и смотреть как она становится красной и яркой. Завтрак - миска свежего салата. На пианино - свежий букет. И это только начало дня. А дальше радостные торопливые сборы. Предстоял поход в кино или театр на утренний спектакль. Мама любила безудержное веселье: если кино, то два фильма в день. Если театр, то потом кино или гости. Коловращение, зрелище, шум. К нам приходило много людей. Летом они входили прямо через окно - спрыгнут с низкого подоконника и в комнате. Накурено. Несколько пепельниц на полу, возле чьих-то ног. Кто-то наигрывает на пианино "цыганочку", а мама, рыжеволосая, в легком пестром платье, плывет по комнате, раскинув руки и подергивая плечами. Иногда она склоняется к кому-нибудь из сидящих и, заглядывая в глаза, притоптывает на месте. Смех, шутливые поцелуи.


    Оцените аудиокнигу : Золотая симфония (Аудиокнига) Миллер Лариса

    Поделись ссылкой с другом :
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Бесплатно :

    Друзья аудиокниг


    Рекомендуй сайт AudioKnig.su знакомым. ЖМИ






    Все бесплатные аудиокниги на сайте

    Редактора audioknig.su

    Аудиокниги по авторам

    Абдуллаев Чингиз
    Азимов Айзек
    Акунин Борис
    Алексеев Сергей
    Баженов Виктор
    Беляев Александр
    Белянин Андрей
    Брэдбери Рэй
    Булгаков Михаил
    Булычев Кир
    Бушков Александр
    Быков Дмитрий
    Верн Жюль
    Вильмонт Екатерина
    Воронин Андрей
    Гаррисон Гарри
    Гоголь Николай
    Головачев Василий
    Горький Максим
    Гришэм Джон
    Громов Александр
    Громыко Ольга
    Деревянко Илья
    Диккенс Чарльз
    Донцова Дарья
    Достоевский Фёдор
    Достоевский Федор
    Дюма Александр
    Емец Дмитрий
    Желязны Роджер
    Жюль Верн
    Задорнов Михаил
    Злотников Роман
    Калугин Алексей
    Каменистый Артем
    Кинг Стивен
    Конторович Александр
    Корецкий Данил
    Корнев Павел
    Крапивин Владислав
    Кристи Агата
    Круз Андрей
    Кунц Дин
    Куприн Александр
    Лавкрафт Говард
    Левицкий Андрей
    Леонов Николай
    Лермонтов Михаил
    Лесков Николай
    Ливадный Андрей
    Лондон Джек
    Лукьяненко Сергей
    Мазин Александр
    Маринина Александра
    Мартин Джордж
    Набоков Владимир
    Олди Генри Лайон
    Орлов Алекс
    Островский Александр
    Панов Вадим
    Пелевин Виктор
    Перумов Ник
    Пехов Алексей
    Пикуль Валентин
    Полякова Татьяна
    Полянский Сергей
    Пратчетт Терри
    Прозоров Александр
    Прокофьева Софья
    Пушкин Александр
    Роулин Джоан
    Рубина Дина
    Свечин Николай
    Сименон Жорж
    Солженицын Александр
    Стаут Рекс
    Стругацкие Аркадий и Борис
    Твен Марк
    Толстой Алексей
    Толстой Лев
    Тургенев Иван
    Устинова Татьяна
    Фрай Макс
    Хмелевская Иоанна
    Чейз Джеймс Хедли
    Чехов Антон
    Шекли Роберт
    Шекспир Уильям
    Шелдон Сидни
    Шелонин Олег


    Все авторы аудиокниг