Плохие девочки (Аудиокнига) Веденская Татьяна

4 марта 2018 | Книги автора: Веденская Татьяна

Плохие девочки (Аудиокнига) Веденская Татьяна













Аудиокнига: Плохие девочки
Автор: Веденская Татьяна
Жанр: проза, роман
Читает: Ненарокомова Татьяна
Язык: русский
Время звучания: 9:28:52
Формат: mp3
Качество: 96 kbps
Размер: 674 MB
Для сайта: audioknig.su

Увлекательная книга «Плохие девочки» расскажет вам о судьбе и жизни трех закадычных подруг. Они не были ни плохими, ни хорошими. Самые обычные молодые женщины, которым уже почти под тридцать. И никто не мог предположить, что вскоре серьезное испытание ждет их крепкую дружбу.

Все было хорошо, пока одна из подружек в надежде обрести свое личное счастье не положила глаз на мужа своей подруги. Марлен, одна из трех подруг - героиня романа «Плохие девочки» - у всех вызывала зависть. Крепкая семья, стабильность и финансовое благополучие. Плюс ко всему Марлен отличалась красотой. Как жить дальше подругам, когда произошло такое ЧП? Когда все дружеские чувства начинает топтать обыкновенная зависть и злоба? Об этом вы и узнаете со страниц романа «Плохие девочки».

Скачать аудиокнигу Веденская Татьяна - Плохие девочки

 

Краткий текст аудио книги:

Глава 1, где нас всех будоражит пренеприятное известие

Глава 2, в которой мы застываем в немой сцене

Глава 3, в которой я играю несвойственную мне роль

Глава 4, в которой Новый год наступает на нас

Глава 5, в которой мы решаем поистине шекспировский вопрос

Глава 6, где мы посылаем проклятия на оба этих дома

Глава 7, в которой не удалось обойтись без жертв

Глава 8, где поссорились Станислав Владиславович и Иван Никифорович

Глава 9, в которой кое-что просто не укладывается в моей голове

Глава 10, о добре и зле и немного о быстродействующих дрожжах

Глава 11, где нам явно недостает золота

Глава 12, в которой со мной случается роковая оплошность

Глава 14, которая должна была быть тринадцатой, но это – плохая примета

Глава 15, напоминающая встречу на Эльбе

Глава 16, в которой все меняется. И все течет

Глава 17, доказывающая, что есть еще порох в пороховницах

Глава 18, насквозь криминальная и террористическая

Глава 19, в которой мы ищем мужчину

Эпилог

 

Глава 7,
в которой не удалось обойтись без жертв

– Милая моя, поверь, я серьезно! Мы не в кино, чтоб чудить, – прохрипела Бася весьма странным голосом. Если бы не ее манера говорить, я бы вообще ее не узнала. Что и говорить, Новый год по всем нам прошелся своим тяжеловесным катком. Но так, как по нашей Басе, ни по кому другому.

– Может, ты возьмешь такси? – нахмурилась я, потому что идея тащиться в торговый центр с Басей меня совершенно не вдохновляла.

– Ты издеваешься? – простонала она. – Я глаз открыть не могу. Я сигарету удержать не могу. Как я буду нести сумку? Смерти моей хочешь?

– Может, тебе стоит вообще никуда не ходить? – я пыталась откосить.

– Да? У меня дома из еды только две пачки «Беломора» и полбутылки «Teachers». Думаешь, стоит остаться дома?

– «Беломора»? – спросила я и тут же пожалела. Нет уж, интересоваться тем, как именно провела Новый год Бася, было опасно. Нормальные советские люди «Беломор» употребляют только в определенных случаях. О них я даже думать не хотела. Ох уж эта богема! Казалось бы, чего такого люди делают? Снимают на камеру разные глупые разговоры, терпят выкрутасы «звезд»-ведущих, которые строят из себя черт-те что.

– И потом, мне надо заехать на работу, – осторожно добавила Бася. – А шансы, что я сама туда доеду, – минимальны. Точнее, шансов нет.

– В таком состоянии? На работу? Да тебя только увидят и сразу уволят.

– Там сейчас все в таком состоянии, – заверила меня Бася. – Галочка, я без тебя пропаду! Для чего еще нужны подруги?

– Чтобы давать им в долг? – предположила я. Бася хохотнула и деловито поинтересовалась, сколько мне понадобится времени, чтобы запрыгнуть в моего «старика» и дотащиться до ее Владыкина. Разговор был окончен. Мое мнение никого не волновало. Я вздохнула и пошла собираться. Хорошо еще, что Тимка был как раз на работе. И на мое предложение бросить все и прийти ко мне посидеть с Элькой отреагировал положительно. Сказал, что придет с Каштаном. И все они пойдут гулять. А потом приготовят ужин, потому что тем, чем я кормлю ребенка, не стоило бы даже и собаку кормить. Во имя человеколюбия.

– Поговори у меня! – строго прикрикнула я, но в глубине души понимала, что Тимка прав. И вообще, что бы я только делала без Тимки? Впрочем, все было бы просто – ехала бы к Басе с Элькой. Что окончательно испортило бы настроение. А так… Признаюсь, что Бася – это что-то вроде аттракциона. Иногда страшно, конечно. Бывает, и укачивает. Но зато в процессе полета дух захватывает.

– Это ты? – донесся до меня слабый скрипучий голос подруги. Ее квартира – однокомнатный бедлам на последнем этаже сталинской пятиэтажки – самое странное место на земле. Здесь (как и у меня) отваливается линолеум, торчат наружу всяческие провода, но на стенах висят оригиналы новомодной Кати Медведевой или какого-то Кустановича, о котором она мне долго и нудно рассказывала, что он гений, гений. У нее пепельница стоит прямо на тоненьком ребрышке огромной (невероятных размеров) плазмы. А спит она на каком-то диком старом диване. И каким-то неведомым образом умудряется разбираться в огромных тоннах бумаг – сценариев, ролей для гостей программ, списков массовки для ток-шоу, которых приглашают, чтобы хлопать. Бумаги у Баси лежали везде, некоторые были даже прилеплены на стены скотчем. Она их никогда не убирает и не выбрасывает. Боится потерять контакты. С чем? С реальностью, наверное. И еще она никогда не моет посуду. Я, во всяком случае, никогда не видела у нее пустой раковины. Может, мне не везло?

– Ты чего дверь не закрываешь? – крикнула я, заходя внутрь. – Воров не боишься.

– Пусть они меня боятся. Я их засосу, как черная дыра, – Бася вытащилась из комнаты в таком виде, какой превзошел даже мои ожидания. Она была одета в старый-престарый халат, такой, какой дают разве что роженицам в государственных роддомах. Махровый, в цветочек, с дырками на локтях – бр-р-р! Шерстяные полосатые гетры были натянуты на голые ноги, и они резко контрастировали с синими от холода (предположительно) босыми ступнями. Педикюр, правда, сиял. Кажется, он был единственным, что сияло на Басе. Ах да, еще кольца – у нее их много-много, и все они большие.

– Гетры – это все, что ты нашла? – спросила я, с жалостью глядя на то, как трясутся Басины руки, как жалобно сбились в свалянные клубы тусклые волосы, как растекается по бледному лицу легкая синева. – Носочков не оказалось?

– Есть еще чулки в сеточку, – сказала она, затем ухмыльнулась, достала из кармана своего доисторического халата «беломорину», закурила ее и стала совершенно невозможна. То ли пират, то ли бомж, то ли алкаш. Скорее – все сразу.

– Ты выглядишь… даже хуже, чем я надеялась.

– Говорю тебе, меня нельзя за руль.

– Тебя надо в клинику. В реабилитационный центр, как Бритни Спирс, – хмыкнула я. – Как ты вообще думаешь передвигаться в магазинах? Давай я куплю тебе что-то на первое время.

– Ну уж нет. Я дома сидеть больше не могу. И потом, сегодня я уже ничего. Я начинаю уже приходить в норму, – заверила она меня. Я сдержала смех. Что же это за норма у них такая своеобразная? Но не стала с Басей спорить, так как было заметно, что сил у нее немного и их надо экономить.

– Значит, приходишь. Ну, так собирайся. Или ты в этом… чуде модной индустрии поедешь? – я кивнула на халат. – Давай-ка я тебе пока что кофе сварю, что ли? Где у тебя кофе?

– … – дальше прозвучал весьма бодрый нецензурный ответ на тему того, что кофе у Баси находится в области женских детородных органов. И что, если бы у нее в доме действительно имелся кофе, вряд ли она бы вызвала меня.

– Понятно. Значит, дожили. Даже кофе нет. А чай?

– Там же, где и кофе. Заедем, выпьем в торговом центре, – Басин голос перемещался, то слабея, то нарастая. Неизменным оставался густо добавленный в ее речь мат. Так уж принято сегодня выражаться у людей искусства. Ни один уважающий себя художник, киношник, или писатель, или в особенности поэт не могут говорить без мата. Без него их не воспримут всерьез. Что это за творческая личность, если не умеет разговаривать так, чтобы сразу пронимало до сердца?! Бася была серьезная творческая личность.

– У тебя в холодильнике видеокассета! – крикнула я.