Не говори, что у нас ничего нет (Аудиокнига) Тьен Мадлен

15 мая 2019 | Книги автора: Тьен Мадлен



Аудиокнига: Не говори, что у нас ничего нет
Автор: Тьен Мадлен
Жанр: проза
Год: 2019
Тип: аудиокнига
Читает: Бржезовская Ксения
Язык: Русский
Время звучания: 18:47:30
Формат: MP3
Издательство: Аудиокнига
Битрейт аудио: 128 кбит/c
Размер: 1.01 Gb

Семья Мари Цзян иммигрировала из Китая в Канаду и осела в Ванкувере. Здесь, после самоубийства отца, Мари вместе с матерью разбирает его бумаги и постепенно погружается в удивительную, жестокую и кровавую историю Китайской Народной Республики, от гражданской войны и культурной революции до событий на площади Тяньаньмэнь. Судьба трех поколений семьи Мари оказывается накрепко связанной с судьбой семьи еще одной эмигрантки – Ай Мин. События настоящего и прошлого наслаиваются друг на друга, а произведение постепенно становится масштабной эпической сагой о жизни людей, брошенных в безжалостные жернова великих перемен, грандиозных свершений и больших надежд.

Скачать аудиокнигу бесплатно: Тьен Мадлен - Не говори, что у нас ничего нет


Краткий текст аудио книги:
За один-единственный год мой отец бросил нас дважды. В первый раз — когда покончил с браком, а во второй — когда покончил с собой. В тот 1989 год моя мать полетела в Гонконг и похоронила отца на кладбище недалеко от китайской границы. Потом, вне себя от горя, она поспешила домой в Ванкувер, где ее в одиночку дожидалась я. Мне было десять лет.
Вот что я помню.
У отца красивое лицо, лишенное примет возраста; он человек добрый, но склонный к меланхолии. Он носит очки без оправы, и кажется, что линзы парят в воздухе прямо перед ним — тончайший из занавесов. Его темно-карие глаза всегда настороже, всегда таят неуверенность; ему всего тридцать девять лет. Отца звали Цзян Кай, и он родился в деревушке под Чанша. Позже, узнав, что в Китае отец был известным концертирующим пианистом, я вспомнила, как постукивали его пальцы по кухонному столу, как они порхали по столешницам — и по мягким рукам матери, до самых кончиков ее пальцев, пока она не заходилась от исступления, а я — от радости. Он дал мне и китайское имя — Цзян Лилин — и английское, Мари Цзян. Когда он погиб, я была еще совсем ребенком, и мне не осталось от него ничего, кроме считаных воспоминаний, какими бы разрозненными и неточными они ни были. С ними я не расставалась никогда.
На третьем десятке, в трудные годы после смерти уже обоих моих родителей, я всецело посвятила свою жизнь наблюдению за числами, догадкам, логике и доказательствам — орудиям, которые нам, математикам, перепали не только затем, чтобы осмыслять мир, но и чтобы попросту его описывать. Последние десять лет я преподавала в Университете Саймона Фрейзера в Канаде. Числа позволили мне лавировать меж невообразимо огромным и потрясающе малым; они дали мне возможность вести жизнь вдали от родителей, их дел и несбывшихся мечтаний, и, как думала я, эта жизнь принадлежала мне самой.
Несколько лет тому назад, в 2010-м, я прогуливалась по ванкуверскому чайнатауну и набрела на магазинчик DVD-дисков. Помню, был проливной дождь, и тротуары опустели. Из пары огромных колонок, висевших снаружи магазина, лилась классическая музыка. Я ее узнала — Четвертая соната Баха для фортепиано и скрипки, — и музыка потянула меня к себе ловко, словно за руку. Все стерлось из моей памяти, кроме контрапункта, удерживавшего воедино композитора, музыкантов и даже тишину, кроме музыки — бесконечно вздымающихся волн скорби и экстаза.
Голова у меня закружилась, и я прислонилась к витрине.
И вдруг я очутилась в отцовской машине. Я слышала, как дождь плещет по шинам и как отец напевает себе под нос. Он был такой живой, такой любимый, что невозможность осознать его самоубийство вновь захлестнула меня всей скорбью. К тому моменту мой отец был уже двадцать лет как мертв, и никогда еще я не вспоминала его так ярко. Мне был тридцать один год.
Я зашла в магазин. На плоском экране появился пианист — Гленн Гульд; они с Иегуди Менухиным играли ту самую сонату Баха, о которой я и подумала. Гленн Гульд в темном костюме сгорбился над роялем, вслушиваясь в ритмы, которые большинству из нас познать не дано… и был так знаком мне — как целый забытый язык, как целый забытый мною мир.

Литература / Проза | Сообщить об ошибке ссылок Не говори, что у нас ничего нет (Аудиокнига) Тьен Мадлен |