Васкес-Фигероа Альберто - Океан. Марадентро (АудиоКнига)

19 декабря 2017 | Книги автора: Васкес-Фигероа Альберто

Васкес-Фигероа Альберто - Океан. Марадентро (АудиоКнига)
Автор: Васкес-Фигероа Альберто
Название: Океан. Марадентро
Читает: Ионкина Евгения
Жанр: роман, приключения
Цикл: Океан, книга-3
Язык: русский
Год издания релиза аудиокниги: 2017
Формат: MP3
Битрейт аудио: 128 kbps
Размер архива: 471 MB
Время звучания: 08:16:46
Издательство: Нигде не купишь

Третья часть трилогии семьи Пердомо. Опаленный солнцем негостеприимный остров Лансароте был домом для многих поколений отчаянных моряков из семьи Пердомо, пока на свет не появилась Айза, наделенная даром укрощать животных, призывать рыб, усмирять боль и утешать умерших. Ее таинственная сила стала для жителей острова благословением, а поразительная красота — проклятием. Спасая честь Айзы, ее брат убивает сына самого влиятельного человека на острове. Ослепленный горем отец жаждет крови, и семья Пердомо спасается бегством через океан. После трагической одиссеи, семья Пердомо, достигает берегов Венесуэлы и обретает надежду обрести там новую родину.Однако Айзу по-прежнему преследует злой рок, из-за нее вновь гибнут люди, и семья вновь вынуждена бежать, скитаться, спасаясь от преступников, и завоевывать себе право на жизнь. К морю и только к морю влечет зов предков и стремление самого семейства Пердомо «Марадтентро», а также желание вернуться на родные острова, к своему древнему очагу. Но Айза, устав от несчастий, которые она приносит своей семье, страстно желает избавиться от своего дара. Для этого она должна найти «Мать всех алмазов» и поклониться ей.

Трилогия "Океан":
1. «Океан»
2. «Айза»
3. «Марадентро»


Скачать аудиокнигу Васкес-Фигероа Альберто - Океан. Марадентро

" Правый берег был высокий, неприветливый, покрытый густой растительностью. Здесь царил зеленый цвет всех оттенков и переливов, какие только могла выдумать природа. Лишь иногда господство одного цвета нарушали яркие пятна огромных разноцветных орхидей. Время от времени высокие деревья расступались, и через образовавшийся просвет открывался вид на черневшие вдали каменные громады, казавшиеся исполинскими замками, с зубцов которых низвергались мощные струи воды, похожие на красивые белые конские хвосты.

   Зато левый берег был просто тишь да гладь: ни тебе возвышенностей, ни оврагов, лишь там да сям небольшие рощицы сейб, каоб, парагуатанов и королевских пальм. А все потому, что Ориноко, бескрайняя, темная и многоводная Ориноко, отделяла – почти с математической точностью – дикие горы и многострадальные каменные нагромождения Гвианского щита от плавной, бескрайней и усыпляющей монотонности венесуэльских равнин.

   Река, словно затягиваемый пояс, стремилась очертить круг, ограждая плоскогорья от равнин. Поэтому, плывя посередине полноводного потока, можно было сказать, что левый борт судна относится к миру лошадей и коров, а правый – ягуаров и обезьян: ну где еще на планете какие-нибудь несколько сотен метров воды служат четкой границей между такими несхожими мирами?

   Сельва и гребни гор – с одной стороны, бескрайние пастбища – с другой, а впереди – глубокий и грязный поток, проворно рассекаемый носом лодки, благодаря шумному и мощному мотору, с силой толкавшему широкую и перегруженную куриару.

   Весь ее экипаж составлял рослый, худощавый мужчина с загорелым лицом, на котором выделялись необычайно светлые прозрачно-голубые глаза. Казалось, он дремал, надвинув шляпу на лоб, а на самом деле – цеплялся взглядом за любую деталь. Как-никак «мусью» Золтан Каррас провел в здешних краях большую часть жизни, и ему по опыту было известно, что при всем своем кажущемся спокойствии Ориноко – река коварная и может играючи перевернуть лодку, как раз когда ты уверен, что беспокоиться не о чем.

   Опасность заключалась не в стремнинах в верхних слоях воды: опытный лодочник знал, как их избежать, – и не в запутанной сети ведущих в никуда проток огромной дельты, населенной кайманами, анакондами и пираньями. Самую серьезную и грозную опасность великой реки представляли собой предательские подводные камни, притаившиеся почти у самой поверхности: корпуса судов разбивались о них, точно яичная скорлупа. А то вдруг непонятно откуда возникало течение: не успеешь опомниться – а оно уже подхватило судно и потащило за собой, чтобы со всей силы швырнуть на толстые деревья или на крутой правый берег."