Гурман. Воспитание вкуса (аудиокнига) Ульрих Антон

14 сентября 2018 | Книги автора: Ульрих Антон

Гурман. Воспитание вкуса (аудиокнига) Ульрих Антон
Автор: Ульрих Антон
Аудиокнига: Гурман. Воспитание вкуса
Читает: Николай Савицкий
Жанр: триллер
Язык: русский
Формат: MP3
Битрейт аудио: 96 kbps
Размер архива: 488 MB
Время звучания: 11:09:25

Серия книг, написанная Антоном Ульрихом, посвящается семи смертным грехам человеческим. Перед вами первая книга, раскрывающая тему греха: чревоугодие. Шокирующий исторический триллер. Главный персонаж книги Антуан - отпрыск рода Медичи. Бризерианец с рождения (тот, кто питается воздухом), он становится мстителем, который насыщается только кровью. Его жизнь полна ужасов Великой французской революции, пыток, казней, испытаний и роковых страстей. Но революционный террор меркнет перед изощренной жестокостью отпрыска Медичи. «Гурман» – эффектный и страшный приключенческий роман, написанный в классической традиции, но по-современному остросюжетно и физиологично.

Скачать аудиокнигу Ульрих Антон - Гурман. Воспитание вкуса

 

Краткий текст аудио книги:

Глава десятая ЕГО УНИЖЕНИЯ

Маркиза понимала, что, потерпев поражение, Одноглазый Марат ни перед чем не остановится, чтобы добиться своего и отомстить ей за нанесенное его мужскому самолюбию оскорбление. И, видимо, речь будет уже идти не об удовлетворении похоти, все стало сложнее.

К тому времени, когда виноградники вновь зазеленели, рабочие, спешно нанятые Летицией, возвели ворота замка, вернув ему первозданную крепость. Мясник, носившийся на своих здоровых ногах между строительными лесами, руганью и пинками подгонял нерадивых строителей. Ввиду срочности, работы иногда проводились и ночью при свете факелов.

Однако Марат со своими гвардейцами больше не появлялся, лишь изредка какой-нибудь из его верных голодранцев проезжал около замка, внимательно осматривая укрепления.

– Это из-за перемен, которые происходят в Версале, – объяснил странное поведение Друга народа и комиссара коммуны Филипп, который после легкого ранения саблей в живот быстро выздоровел и часто уезжал в город за продуктами для рабочих, а оттого знавший все последние новости. – Там сейчас снова правит наш драгоценнейший король. Правда, столица теперь Париж, а не Версаль, ну да не беда. Главное, голодранцев успокоили, а кого надо – усмирили. Вот потому-то Одноглазый Марат и не едет к нам больше, знает, что такое ему не простят и соответственно накажут.

Антуан, лично зашивавший Филиппу рану сразу после отступления голытьбы, согласно кивнул. Похоже, что старое время возвращается, как вернулась весна после зимы. Ему так хотелось в это верить, что Антуан находил массу признаков возврата старого прекрасного времени. Когда он вместе с Мясником отправился на сборы за аренду, крестьяне вновь заламывали перед маленьким господином шапки, подобострастно глядя на него снизу вверх. Это и многое другое послужило Антуану поводом поверить, что все вернулось на круги своя.

К осени восстановление разрушенного замка было закончено. Местные крестьяне стали свозить на подводах арендную плату в виде натуральных продуктов. Лишь немногие платили деньгами, так как маркиза отказывалась принимать новые революционные ассигнации, считая, что деньги должны быть только из драгоценного металла, серебра или золота. Таковых, естественно, у крестьян не было. Поэтому Филипп, как заправский приказчик, стоял во внутреннем дворе замка и скрупулезно записывал выставленные перед ним арендные, в мешках, в корзинах или просто высыпанные на плиты пола. Люка, стоя на башне ворот с ружьем наперевес, подгонял подводы. Многих крестьян он знал лично, и многие знали его еще с тех времен, когда Мясник разъезжал по провинции во главе своего отряда молодчиков-мытарей.

К концу октября все подвалы замка были заполнены припасами, а Антуан, частенько один уходивший с арбалетом Мясника на охоту и пропадавший несколько дней и даже недель, привозил в замок во множестве дичь, зайцев, лис и даже более крупную добычу вроде молодых кабанчиков и оленят. Летиция заметила, что сын вновь стал веселым и не таким замкнутым, как осенью. Она приписала это частому пребыванию на свежем воздухе, а потому поощряла охотничьи забавы Антуана, как поощряла страсть к охоте у Жоржа. Антуану же доставляло огромное удовольствие проводить теплые еще вечера где-нибудь в дубовой рощице, отпустив коня пастись, предварительно спутав ему ноги, развести костер и медленно жарить на импровизированном вертеле крохотный кусочек с самого лучшего места на туше недавно убитого животного или птицы. Запах трав, смешанный с ягодным запахом, а также ароматный дымок жареного мяса дурманил ему голову. Антуан частенько, подстрелив какую-нибудь дичь, подскакивал, торопливо вырезал кинжалом еще трепещущее сердце и съедал его. Вкус деликатеса порой даже чудился ему во сне, и тогда Антуан сладко причмокивал губами от удовольствия, лежа на старом одеяле, брошенном прямо на кучу осенних листьев под широким дубом с развесистой кроной. Особенно нравились ему сердца куропаток. Такие маленькие, они трепетали на языке, все еще пытаясь разогнать кровь жертвы, когда Антуан вонзал свои острые белые зубы. Вскоре он понял, что может питаться одной лишь кровью животных, хотя это была и не человеческая кровь, столь поразившая Антуана множественными вкусовыми оттенками. Именно тогда маленький господин, как его уже привычно звали все в замке, стал уходить на охоту больше чем на неделю, выискивая добычу покрупнее, чем очумелые от сытости зайцы или глупые кабанчики.