Мадзантини Маргарет - Рожденный дважды (аудиокнига)

24 апреля 2018 | Книги автора: Мадзантини Маргарет

Мадзантини Маргарет - Рожденный дважды (аудиокнига)
Автор: Мадзантини Маргарет
Название: Рожденный дважды
Читает: Ирина Ерисанова
Жанр: роман, триллер
Язык: русский
Издательство: нигде не купишь
Год издания релиза аудиокниги: 2013
Формат: MP3
Битрейт аудио: 96 kbps
Размер архива: 955 MB
Время звучания: 22:07:13

Впервые на русском языке новый роман Маргарет Мадзантини "Рожденный дважды" (получивший в 2009 году премию "Кампьелло"). Это романтическая история, наложенная на жестко прописанный триллер. Героине повествования Джемме дано все: красота, ум, способность к состраданию, материальное благополучие. Но вот однажды, ранним утром, она вместе с шестнадцатилетним сыном покидает Рим. Ей необходимо показать сыну город, где он родился и где погиб его отец, талантливый итальянский фотограф Диего. Это путешествие возвращает героиню в сумасшедшую молодость, заставляет заново пережить невозможную любовь, что выпадает лишь раз в жизни, да и то не каждому. Джемма вновь окунается в атмосферу тех тревожных дней, когда среди руин Сараева, города, оказавшегося в центре бессмысленной войны, она прикоснулась к таинству рождения. Но суждено ли воспоминаниям смыть боль и горечь предательства?

Скачать аудиокнигу Мадзантини Маргарет - Рожденный дважды

"Иду в комнату Пьетро, открываю ставни. Пьетро резким движением натягивает на голову простыню, лежит как мумия. В этом году у него случилась линька: он перерос свое детство, вытянулся и стал похож на большую неуклюжую цаплю. Уходит из дому, ни с кем не прощаясь, и ест стоя, у открытого холодильника. Бродит понурившись, уставившись в землю, будто ищет сокровище. Из-за какой-то глупости провалил экзамены, но вместо того, чтобы поднапрячься и пересдать, демонстративно плюет на все с упрямством, достойным лучшего применения. Оборачиваюсь на его ворчливый бас — сын теперь обращается ко мне лишь затем, чтобы чего-то потребовать, высказать недовольство. Куда подевался нежный голосок, годами звучавший рядом? Раньше мне казалось, что наши голоса созвучны: мне нравилось разговаривать с ним.

   Сейчас мне его жаль. Когда сын спит, когда его лицо безмятежно, я думаю, что и он, должно быть, тоскует по тому складному телу, которое, словно какой-то людоед, пожрал переходный возраст. Может, Пьетро ищет его во сне и потому не хочет просыпаться.

   Я наклоняюсь, стягиваю простыню, прикасаюсь к волосам, теперь жестким, торчащим во все стороны. Пьетро стряхивает мою руку.

   Все-таки он переживает из-за экзаменов. Сейчас лето, он уходит из дому с теннисной ракеткой, в кроссовках сорок третьего размера, а возвращается, злясь на своих друзей, кричит, что не желает их больше видеть: ведь на следующий год он не будет учиться с ними в одном классе, и получается, будто это они оказались предателями!

   — Мне нужно с тобой поговорить.

   Он тут же садится на кровати, голый по пояс.

   — Есть хочу.

   Разговариваем на кухне — он намазывает на печенье «Нутеллу» и заглатывает эти мини-бутерброды один за другим. Рот у него испачкан шоколадом, на столе крошки, пакет с печеньем разорван, но я сдерживаюсь — нельзя же бесконечно его шпынять! Жду, пока он закончит свою трапезу, потом говорю о поездке.

   Пьетро мотает в ответ головой:

   — Не хочу, поезжай одна.

   — Сараево — очень красивый город…

   Смотрит на меня с лукавой улыбкой:

   — Да ладно, мама, зачем этот пафос? Что там делать, в этой задрипанной Югославии?

   Стою, сцепив руки, еле сдерживаю возмущение:

   — Югославии больше нет, это другая страна.

   Пьетро проглатывает очередной бутерброд. «Нутелла» капает на стол, он подбирает капли пальцем, облизывает.

   — Да какая разница!

   — Есть разница. — Умоляю его тихим голосом: — Всего лишь неделя, Пьетро, поедем вместе, вот увидишь, тебе понравится.

   Никакого интереса во взгляде.

   — Чего же там хорошего, мам? Скажешь тоже…

   — Поедем на побережье, там великолепное море.

   — Тогда лучше на Сардинию.

   Чувствую, как слабеют и подкашиваются ноги, а этот идиот размечтался о Сардинии.

   Пьетро встает, потягивается, идет ставить чашку в раковину. Я смотрю на его спину, вихор на затылке.

   — Тебе действительно не интересно узнать, где погиб твой отец?"