Крючок для пираньи (аудиокнига 9) Бушков Александр

19 ноября 2018 | Книги автора: Бушков Александр

Александр Бушков (аудиокнига) Крючок для пираньи

Автор: Александр Бушков
Аудиокнига: Крючок для пираньи

Серия: Пиранья. Книга 9
Жанр: Боевик
Издательство: скачать и слушать
Озвучивает: Юрий Заборовский

Аудио: MP3, 128 Кбит/с, моно
Размер: 911 МБ
Продолжительность: 16:34:59
Язык: Русский


Когда в борьбе за власть появляется фигура, стоящая вне политики и вне закона, то трудно представить итог противостояния. Такой фигурой в романе А.Бушкова является капитан первого ранга Мазур, известный читателю по романам «Охота на пиранью» и «След пираньи».


Книги серии Пиранья


Скачать аудиокнигу Крючок для пираньи - Александр Бушков

 

Краткий текст аудио книги:

Глава 13
Чьи бездны горьки…
— Все, в общем, было довольно пристойно, — сказала Света, выпуская дым в приоткрытый иллюминатор. — Открываю дверь — стоит, громила, даже парочку цветов в грабке мусолит. Предложил в ресторан, я пошла. Попили, поплясали, поболтали. Потом, конечно, начал со страшной силой набиваться ко мне в номер, кофейку попить, но я категорически отказалась, с целью набития себе цены, так, позволила порасстегивать да полапать. Ушел не без горького разочарования, но обещал сегодня вечером опять в кабак сводить. Я, понятно, не отказалась.

— А впечатления от общения? — спросил Кацуба.

— Мысль у него растекалась по двум направлениям, — прилежно доложила Света. — Во-первых, чертовски интересовался, что мы из себя представляем, кто за нами стоит, чего от нас вообще ждать. Хочет поговорить с тобой, но предварительно старается меня расколоть — хоть и видел меня в деле, все равно с чисто мужской самоуверенностью считает самым слабым и болтливым звенышком в цепочке. Я его ювелирненько наводила на мысль, что вся наша теплая компания как раз те, за кого себя выдаем. Просто резкие мы все до предела, восточным единоборствам учены согласно столичной моде, а лишних неприятностей не хотим — потому и не стали в милицию бежать. Пушки, в принципе, готовы и вернуть, сесть за стол переговоров…

— Поверил? В то, что мы — штатский народ?

— Я бы сказала — почти. Не светоч интеллекта, знаешь ли, но и не дурак, этакий справный крестьянский мужик себе на уме. Но поскольку сидит здесь почти безвылазно, это не могло не наложить отпечатка на кругозор — провинция-с, что ни говори. Определенная сиволапость присутствует. Но это не глупость или недостаток житейской сметки, а следствие некоторой оторванности от цивилизации. Ум, вообще-то, острый. В очкастеньких ученых, отчего-то поголовно обучившихся боевым искусствам, верит плохо. Пытался меня выспрашивать, не выполняем ли мы чей-то заказ.

— Заказ на предмет чего?

— Вот и я то же самое моментально спросила. Тут он стал ужасно загадочным. Однако намекал: если у нас в самом деле есть выход на серьезных денежных людей, можем договориться. Впечатление… — она старательно поискала слова. — Впечатление такое, что он сидит на какой-то серьезной и выгодной проблеме, своими силами справиться не может и с тысячей предосторожностей пытается найти компаньонов. Ты взял самую выгодную линию поведения как оказалось. Оценил наш Нептун твое поведение — морды им легонько набил, пушки забрал, но издеваться не стал, а это, по мнению моего нового друга, свидетельствует не просто о силе, а еще и должной серьезности…

— Удивительно точно он меня определил, — осклабился Кацуба. — Я такой…

— И вдобавок — нюанс, — сказала Света. — Нас старательно пасли. Сели на хвост уже в ресторане, парочка несуетливых, опытных ребят. Ничего не берусь решать окончательно, но не удивлюсь, если окажется, что хвост за Нептуном приволокся.

— Так… А второй пункт?

— Ну, это гораздо примитивнее, — прищурилась Света. — У него ко мне неудержимый мужской интерес. Дефицит тут на красивых и ярких баб, сам понимаешь. Правда, не рассчитываю, что он, едва слезши с меня, тут же начнет растроганно выдавать свои роковые тайны…

— Но попробовать-то его подвести к этому состоянию можно?

Света уставилась на него со столь обольстительно-блядской улыбкой, что сидевший рядом Мазур, движимый той же неисповедимо мужской логикой, почувствовал в хаотической смеси и желание, и ревность, и неприязнь.

— Попробовать подвести можно всякого, герр штурмбаннфюрер, — промурлыкала она. — Как учат наши теоретики, и правильно учат, мужик после сорока начинает трахаться с особым ожесточением не ради приятности самого процесса, а оттого, что рвется самому себе доказать, какой он молодец… У тебя еще остались «таблеточки истины»?