Записки психолога (аудиокнига) Петровский Артур

19 сентября 2017 | Книги автора: Петровский Артур

 Записки психолога (аудиокнига)

Аудиокнига: Записки психолога
Автор: Артур Петровский
Издательство: скачать и слушать
Жанр: психология, историческая литература
Аудио кодек: MP3
Битрейт аудио: 128 kbps
Озвучил: Владимир Сушков
Продолжительность: 28 час. 30 мин.
Язык: русский
Размер: 1,55 Гб


Книга представляет собой серию рассказов и очерков. Первая часть – «Жизнь психологии» - посвящена политической истории психологии в XX веке. По существу это «история болезни» психологической науки: ее нормального и здорового роста и развития, тяжелого заболевания, почти предсмертного состояния, реанимации и выздоровления.
Вторая часть – «Психология жизни» - очерки и рассказы, в которых раскрываются закономерности психологии путем анализа явлений повседневности жизни в России на протяжении XX столетия.
Книга не только информативна, но в силу живости изложения является доступной как для психологов, так и для широкого круга читателей.

 

Скачать аудиокнигу Записки психолога - Петровский Артур

 

Текст аудио книги:

Пролог
Оправдываться полагалось бы после того, как книга вышла из печати, разумеется, если на то будут основания. Но я начну именно с оправданий. Прежде всего, я затрудняюсь определить жанр моего повествования.
У меня есть достаточно прав для того, чтобы заявить, что книга может рассматриваться в качестве своего рода учебного пособия для студентов психологических факультетов, и, прежде всего, для Университета Российской академии образования, где я читаю лекции. Однако это явно не учебник Учебников я написал за тридцать с лишним лет множество.
Нет, к жанру "учебное пособие" книга может быть отнесена весьма условно. Не тот язык, не та стилистика, не та композиция, не то оформление. Хотя учиться можно по любой печатной продукции, к примеру, бывало же в далеком прошлом, что неграмотные ребятишки учились читать по вывескам магазинов. Надеюсь, что моя книга все-таки чему-то читателя научит.
Тогда, может быть, это автобиография? Бесспорно, некоторые автобиографические сюжеты и вкрапления в тексте в наличии. Но все-таки это не мемуары. Я, к примеру, не намерен рассказывать о моем "золотом детстве", которое прошло в "коммуналке", где на пять семей был один туалет, но зато два водопроводных крана. И там были радости. Просто это не входит в мой замысел. Но кое-что о моей ранней юности, протекавшей в московских переулках, я все-таки расскажу. Вообще, мое повествование не отражает какой-либо хронологии пережитых мною лет.
Беллетристика? Но одно включение в содержание книги конспектов лекций, прочитанных мною в Университете, уже позволяет отвергнуть это предположение. Впрочем, в книгу я внес не менее полусотни рассказов, так что некоторые основания для отнесения к жанру художественной (а насколько она художественная?) прозы все же имеются.
Документалистика? Разумеется, в ряде случаев я опираюсь на достаточно точно выверенные данные и даже цитирую документы. И все-таки, уж слишком вольное описание увиденного и услышанного не согласуется со строгими требованиями жанра документальной прозы. Скорее, это ближе к научно-популярным книгам. И эта "гипотеза" не проходит. Что-то не припомню научно-популярных книг, в которых доступно изложенные научные сведения оформлялись в виде диалогов, "лирических отступлений", строф, зарисовок.
Еще одна трудная для меня проблема, в свою очередь, требующая оправданий: название книги — "Записки психолога". Казалось бы, ничего предосудительного здесь нет. Аналогичных книг множество: "Записки следователя", "Записки заключенного", "Записки психиатра" и т.д., и даже "Посмертные записки Пиквикского клуба". Но за названием моей книги обнаруживается некое утверждение, меня смущающее. Признаюсь, не люблю говорить: "Я психолог". Это что-то вроде претензии на чтение "в сердцах людей", в общем, так же неудобно, как заявление: "Я поэт". Пусть другие о нем так скажут, а то, быть может, о нем говорят: "Этот рифмоплет". Тем не менее, почти каждый из рассказов представляет собой своеобразное психологическое или историко-психологическое исследование. Так неужели на обложке книги должно быть написано: "Записки научного работника в области психологии?! Явно "невкусное" название. Поэтому я оставил то, которое было изначально задумано.
На этом оправдываться прекращаю, облегчив душу откровенным разговором с читателем, хотя так и не объяснил ему, к какому жанру может быть отнесено мое сочинение.
Теперь о композиции книги. Первая часть называется "Жизнь психологии", потому что психология, как и всякое живое существо, как всякая наука, рождается, живет, а иногда болеет и умирает, может быть, естественной смертью, поскольку ее сменяют другие, более совершенные области знания, а может быть, с ней расправляется эпоха, и от нее остается только воспоминание. Впрочем, сейчас, в начале XXI века можно прогнозировать не погибель, а расцвет психологии. Написал я немало книг и по социальной психологии, и по психологии личности, разрабатывал новые теории, концепции искал новые методы построения исследований. Конечно, об этом тоже нужно было бы рассказать, но, боюсь, что это опять-таки будет либо научное, либо, принимая во внимание контекст книги, если я попытаюсь стать на путь популяризации, "научноватое" изложение. Поэтому вторая часть книги посвящена психологии жизни, поскольку психология повседневности ежечасно, ну а иногда и на протяжении более длительных отрезков времени, порождает ситуации, в которых, так или иначе, проступает психологическая подоплека. Вот эти, несколько беллетризированные рассказы, как бы заменяют изложение строго научного материала. Подчеркиваю особенность этой части книги. Здесь прослеживается движение мысли автора, который отправляется не от психологических закономерностей к фактам, в которых они обнаруживаются, а, скорее, в противоположном направлении: от событий нашей повседневности к закономерностям их обусловливающим. Вот, собственно, два направления, которыми я пытаюсь заменить то, что мог бы изложить в учебнике.
Теперь еще одно, на этот раз последнее объяснение. Может возникнуть вопрос: "Какими источниками информации пользовался автор?" Документы? Да. Книги? Разумеется. Дневниковые записи? Черновики рукописи? Записные книжки? Газетные вырезки? Да, но не только они. Работая над книгой, я в основном эксплуатировал память. Мне на нее нет оснований жаловаться. Этому, кстати, содействуют две психологические закономерности. Первая — "закон Рибо", названный по имени французского ученого. Суть в том, что в преклонные годы давние события из памяти не выветриваются, а сохраняются во всей полноте. Это, видимо, относится и ко мне. Например, я в деталях помню увиденный в пятилетнем возрасте детекторный радиоприемник с наушниками. Зато из памяти иной раз выпадают события совсем недавние. Увы, это тоже "закон Рибо". Общие знакомые мне рассказывали о происхождении одной строчки в чудесном стихотворении Михаила Светлова: "Мы сегодня встретимся с тобою там, где небо сходится с землею..." — за ними, оказывается, стояло драматическое происшествие, отвечавшее "закону Рибо". Поэт накануне назначил свидание очаровательной девушке, но забыл, где им предстояло встретиться... О втором я буду рассказывать подробнее в книге. Это "эффект Зейгарник": оказывается, незаконченные действия запоминаются лучше, чем завершенные. Перефразируя Рене Декарта, скажу: "Пока живу — действую". Одним словом, надеюсь, моя жизнь — все еще "незаконченное действие"...
На этом я заканчиваю "Пролог", предшествующий главам книги. А собственно, почему "Пролог"? Не слишком ли велеречиво? К сожалению, это вынужденная мера, опять-таки связанная с невозможностью отнесения книги к какому-либо определенному жанру. Конечно, можно было бы обозначить вступление в книгу привычно: "От автора", "Введение", "Предисловие" и т.п. Это было бы вполне уместно применительно к тому или иному жанру из перечисленных выше. Но я как-то не вижу возможности использовать одно из этих наименований. Посему решился назвать это вступление "Прологом". Сделал это, не испугавшись, что меня обвинят в заимствовании у Гете, который предварил свое великое произведение "Фауст" "Прологом в небесах". Не боюсь — не тот у моей книги калибр. Да и все, что в ней написано, происходит не на небе, а на нашей грешной земле.