Муссон (Аудиокнига) Смит Уилбур

Книги автора: Смит Уилбур

Муссон (Аудиокнига) Смит Уилбур
Автор: Уилбур Смит
Аудиокнига скачать бесплатно: Муссон
Серия или цикл: Кортни
Издательство: аудиокнига своими руками
Озвучивает: Сергей Краснов
Год издания аудио книги: 2020
Жанр: приключения
Аудио: MP3, 64 kbps
Продолжительность: 31:08:21
Язык: русский
Размер: 856 Мб

Увлекательная сага о приключениях отважного капитана Хэла Кортни продолжается! Каперский патент от короля — мечта «джентльмена удачи», ибо эта бумага свидетельствует о том, что отныне он состоит на службе великой морской державы.
Однако за это Англия требует от Хэла Кортни немало: найти и уничтожить предводителя пиратов, который держит в страхе путешественников, проплывающих мимо берегов Мадагаскара. Снова покраснеет от крови океанская вода… Снова начнется война двух «морских волков»…

Аудиокниги серии «Кортни»:
· Когда пируют львы / When the Lion Feeds (1964)  
· И грянул гром / The Sound of Thunder  [= The Roar of Thunder; Раскаты грома] (1966)  
· Птица не упадет / A Sparrow Falls (1977)  
· Пылающий берег / The Burning Shore  [= Горящий берег] (1985)  
· Власть меча / Power of the Sword (1986)  
· Ярость / Rage (1987)  
· Время умирать / A Time to Die (1989)  
· Золотой Лис / Golden Fox (1991)  
· Стервятники / Birds of Prey  [= Хищные птицы] (1997)  
· Муссон / Monsoon (1999)  
· Голубой горизонт / Blue Horizon (2003)  
· Триумф Солнца / The Triumph of the Sun (2005)  
· Ассегай / Assegai  [= Ассагай] (2009)  
· The Golden Lion (2015) // Соавтор: Джайлс Кристиан  
· War Cry (2017) // Соавтор: Дэвид Черчилль  
· The Tiger's Prey (2017) // Соавтор: Том Харпер  
· Courtney's War (2018) // Соавтор: Дэвид Черчилль  
· Ghost Fire (2019), ещё не опубликовано // Соавтор: Том Харпер

Скачать аудиокнигу бесплатно: Муссон - Смит Уилбур


Краткий текст аудио книги:

Трое мальчиков прошли по лесистому оврагу за церковью, так, чтобы их нельзя было увидеть из большого дома или конюшни. Том, старший из братьев, по обыкновению шел впереди. Самый младший шагал сразу за ним, и когда Том остановился в том месте, где ручей поворачивает к деревне, возобновил спор:

— Почему я всегда должен караулить? Почему мне нельзя участвовать, Том?

— Потому что ты не дорос еще, — властно ответил Том. Он разглядывал небольшую деревню в долине, которая теперь была как на ладони.

Из горна в кузнице поднимался дым, за домом вдовы Эванс восточный ветер трепал развешанное белье, но людей не было видно. В такой день большинство мужчин работают на полях отца, потому что пора убирать урожай, а те женщины, что не помогают им, заняты в большом доме.

Том довольно улыбнулся — в предвкушении.

— Нас никто не заметил.

Никто не расскажет отцу.

— Это нечестно. — Дориана не так-то легко было переспорить. Медно-золотые волосы мальчика упали на лоб, придавая ему вид рассерженного херувима. — Ты мне ничего не даешь делать…

— А кто позволил тебе на прошлой неделе пустить сокола? — возразил Том. — Кто разрешил вчера выстрелить из мушкета? Кто научил управлять катером?

— Да, но…

— Никаких но, — сердито сказал Том. — Кто у нас капитан экипажа?

— Ты, Том. — Под взглядом брата Дориан потупил зеленые глаза. — Но все равно…

— Можешь пойти с Томом вместо меня, если хочешь, — впервые негромко заговорил Гай. — Я постерегу.

Том повернулся к своему брату-близнецу, а Дориан воскликнул:

— Правда, Гай? Правда можно?

— Нет, нельзя! — отрезал Том. — Дориан еще ребенок. Он останется на крыше и будет караулить.

— Я не ребенок! — яростно возразил Дориан. — Мне почти одиннадцать.

— Тогда покажи волосы на яйцах, — вызывающе произнес Том. С тех пор, как у него самого в промежности появилась растительность, это стало непререкаемым доказательством его старшинства.

Дориан отмолчался — у него не было даже пушка, никакого сравнения со старшим братом. Но он повел атаку с другого направления.

— Я посмотрю, и все.

— Ладно, но только с крыши, — отрезал Том. — Пойдем. Мы опоздаем. — И он начал подниматься по крутому склону оврага. Братья, недовольные каждый по своему поводу, следовали за ним.

— Да и кто может прийти? — не отставал Дориан. — Все заняты. Даже мы должны помогать.

— Черный Билли, — не оглядываясь, ответил Том. Это имя заставило замолчать даже Дориана. Черный Билли — старший сын Кортни. Его мать, эфиопскую принцессу, сэр Хэл Кортни привез из Африки, когда вернулся из первого плавания к этому загадочному континенту.

Невеста королевского рода и корабль, полный ценностей, отнятых у голландцев и язычников… целое состояние, позволившее отцу больше чем вдвое расширить старинное поместье и тем самым сделать семью одной из богатейших в Девоне; с ней могли соперничать только Гренвиллы.

Уильяму Кортни, Черному Билли, как прозвали его братья, почти двадцать четыре года; он на семь лет старше близнецов. Он был умен, безжалостен, отличался мрачной хищной красотой. У младших братьев были все основания бояться и ненавидеть его. Заслышав его имя, Дориан содрогнулся, и последние полмили мальчики прошли молча. Наконец они свернули в сторону от ручья и, добравшись, куда собирались, остановились под большим дубом, где прошлой весной свил гнездо полевой лунь.

Том сел у дуплистого ствола, чтобы отдышаться.

— Если ветер не переменится, завтра утром сможем поплавать, — объявил он, снимая шапку и утирая рукавом потный лоб.

В шапке торчало перо кряквы — первой утки, убитой его собственным соколом.

Том осмотрелся. Отсюда была видна почти половина поместья Кортни, пятнадцать тысяч акров пологих холмов, лесов, пастбищ и пшеничных полей, которые тянулись до самых утесов на берегу, доходя почти до порта. Но все было так знакомо, что Том не стал долго обозревать окрестности.

— Пойду выясню, нет ли кого на берегу, — сказал он, вставая. И, пригнувшись, осторожно двинулся к каменной стене, окружавшей церковь.

Поднял голову и заглянул за ограду.

Церковь построил его прадед, сэр Чарлз, рыцарское звание которому принесла служба доброй королеве Бесс.[1] Капитан морского корабля, он с большим успехом сражался против армады Филиппа Испанского. Более ста лет назад сэр Чарлз возвел эти стены во славу Господа и в память о действиях флота у Кале. Именно там он заслужил свое звание; многие охваченные огнем испанские галеоны были выброшены на берег, а остальные рассеяла буря, которую вице-адмирал Дрейк назвал Божественным Ветром.

Церковь — красивое восьмиугольное здание из серого камня с высокой колокольней; с нее в ясный день можно было увидеть Плимут, до которого больше пятнадцати миль. Том легко перемахнул через стену и по яблоневому саду подобрался к дубовой двери ризницы. Чуть приоткрыл ее и прислушался. Все было тихо.

Тогда он юркнул внутрь и подошел к двери, ведущей в само здание.

Солнечный свет сквозь высокие витражи проникал в церковь. По стенам и полу были разбросаны разноцветные пятна. На окнах за алтарем была изображена битва английского флота с испанским, Господь с облаков одобрительно взирал на горящие испанские галеоны.

Витражи над главной дверью добавил отец Тома. На этот раз побежденными врагами были голландцы и орды мусульман, над битвой возвышался сам сэр Хэл, героически поднявший меч, и рядом с ним — эфиопская принцесса.

Они были в доспехах, а на их щитах сверкал крест ордена Святого Георгия и Священного Грааля.

Церковь пустовала. Приготовления к венчанию Черного Билли, назначенному на следующую субботу, еще не начались. Здание было в распоряжении Тома. Он вернулся к входу в ризницу и выставил голову. Сунул два пальца в рот и резко свистнул. Почти сразу оба брата перебрались через стену и побежали к нему.

— Давай на колокольню, Дорри! — приказал Том и, когда ему показалось, что рыжеволосый брат собирается возразить, угрожающе шагнул к нему.

Дориан скорчил гримасу, но исчез на лестнице.

— Ее еще нет? — спросил Гай с дрожью в голосе.

— Нет. Рано.

Том пересек зал и стал спускаться по темной каменной лестнице, ведущей в подземный склеп. Внизу он развязал клапан кожаной сумки, висевшей у него на поясе рядом с кинжалом, достал тяжелый железный ключ, который утром взял в кабинете отца, открыл замок на решетчатой двери и распахнул ее. Дверь заскрипела.

Том без колебаний вошел в склеп, где в каменных саркофагах лежали его предки. Гай последовал за ним с меньшей уверенностью. Присутствие мертвых всегда вызывало у него беспокойство. У входа он задержался.

Свет пробивался в склеп через окно, расположенное на уровне земли, освещение было слабым и необычным.

Вдоль изогнутых по кругу стен размещались каменные и мраморные гробы. Всего шестнадцать: Кортни и их жены — членов семьи хоронили здесь со времен прадеда Чарлза. Гай невольно посмотрел на саркофаг, средний из трех, принадлежавших отцовским женам, в котором покоились бренные останки их с Томом матери. Крышку украшало резное изображение матушки, и Гай подумал, что она прекрасна, как светлая лилия. Он не знал ни ее, ни вкуса молока из ее груди — три тяжелых дня, когда на свет рождались близнецы, столь нежное существо не вынесло. Она умерла от потери крови и изнурения через несколько часов после первого крика Гая. Мальчиков вырастили несколько нянек и мачеха, мать Дориана.

Гай подошел к мраморному гробу и склонился у его изголовья. Прочитал надпись: «Здесь покоится Маргарет Кортни, любимая вторая жена сэра Генри Кортни, мать Томаса и Гая, ушедшая из жизни 2 мая 1673 года. Теперь она в лоне Христа».

Он закрыл глаза и начал молиться.

— Она тебя не слышит, — не очень любезно заметил Том.

— Нет, слышит, — ответил Гай, не поднимая головы и не открывая глаз.

Том утратил интерес к брату и пошел вдоль саркофагов. Справа от его матери лежит мать Дориана, последняя жена отца. Всего три года назад катер, на котором она плыла, перевернулся у входа в залив, и высокие волны унесли ее в море. Муж пытался спасти ее, но течение оказалось чересчур сильным, и сам Хэл едва не утонул. Их обоих выбросило у продуваемой ветром рощи в пяти милях ниже по берегу, но к тому времени Элизабет захлебнулась, а Хэл был на последнем издыхании.

Том почувствовал, как из глубин его души поднимаются слезы: он любил мачеху, как не мог любить мать, которой никогда не знал. Он откашлялся и вытер глаза, прогоняя слезы, чтобы Гай не заметил его детскую слабость.

Хотя Хэл женился на Элизабет главным образом для того, чтобы у его осиротевших детей была мать, вскоре все в ней души не чаяли, как и в Дориане, с того дня, как она дала ему жизнь. Все — кроме Черного Билли.

Уильям Кортни не любил никого, кроме отца, и ревновал его свирепо, как пантера. Элизабет защищала мальчиков от его мстительного внимания, пока море не поглотило ее, оставив их без защиты.

— Тебе не следовало оставлять нас, — негромко сказал Том и тут же виновато взглянул на брата. Но Гай, погруженный в молитву, не услышал его, и Том перешел к следующему гробу, расположенному подле саркофага Маргарет. Здесь лежала Юдифь, эфиопская принцесса, мать Черного Билли. Мраморная статуя на крышке изображала красивую женщину с яростным, почти ястребиным лицом — его унаследовал сын. Она была в доспехах, как подобает командующей армией в войне с язычниками. На поясе — меч, на груди — щит; на щите — коптский крест, символ Христа, предшественник даже католического.

Густые курчавые волосы короной венчали непокрытую голову. Глядя на нее, Том почувствовал, как в нем оживает ненависть к ее сыну.

— Жаль, лошадь не сбросила тебя раньше, чем ты зачала своего щенка. — Это он произнес вслух.

Гай встал и подошел к нему.

— Разговоры с покойниками приносят неудачу, — предупредил он брата.

Том пожал плечами.

— Сейчас она ничего не может мне сделать.

Гай взял его за руку и подвел к следующему в ряду саркофагу. Оба знали, что тот пуст.

Крышка не закрыта.

«Сэр Фрэнсис Кортни, родившийся 6 января в графстве Девон. Рыцарь ордена Подвязки, ордена Святого Георгия и Священного Грааля, навигатор и моряк, исследователь и воин. Отец Генри и доблестный джентльмен, — прочел Гай. — Несправедливо обвинен в пиратстве проклятыми голландскими поселенцами мыса Доброй Надежды и жестоко казнен 15 июля 1668 года. Хотя его бренные останки покоятся на далеком, суровом африканском берегу, память о нем жива в сердце его сына Генри Кортни и в сердцах всех смелых и верных моряков, которые ходили по океану под его командованием».

— Как отец мог поставить здесь пустой гроб? — удивился Том.

— Думаю, он собирается как-нибудь вернуть тело деда, — ответил Гай.

Том пристально взглянул на него.

— Он сказал тебе об этом?

Парень ревниво следил, как бы отец не сообщил брату нечто особенное. Мальчики преклонялись перед отцом.

— Нет, — признался Гай, — но я жду от него этого.

Том утратил интерес к разговору и прошел в центр открытого пространства, где был выложен из гранита и пестрого мрамора странный круглый рисунок. В четырех точках круга располагались медные котлы, какие-то люди помещали в них древние стихии: огонь, воду, воздух и землю; это происходило в полнолуние во время зимнего солнцестояния, когда собирался орден Святого Георгия и Священного Грааля. Сэр Генри Кортни — рыцарь-навигатор этого ордена, как и его отец и дед.

В центре куполообразной крыши склепа находилось отверстие. Здание построено так хитро, что в полнолуние рисунок на каменном полу освещается и таинственный, черного мрамора, девиз ордена: «In Arcadia habito»,[2] становится прекрасно виден. Мальчики еще не знали глубокого смысла этого геральдического девиза.

Том ступил на готические буквы, прижал руку к сердцу и начал читать присягу, которая когда-нибудь и его сделает рыцарем ордена:

— Я верю и буду защищать эту Веру всей жизнью. Я верю в единого Бога в Троице, в вечного Отца, вечного Сына и вечный Святой Дух.

Литература / Приключения | Сообщить об ошибке ссылок Муссон (Аудиокнига) Смит Уилбур |